Музейный роман Натальи Муляровой

Мичуринский литературно-музыкальный музей в народе называют просто домом князей Голицыных. Так как учреждение расположено в особняке, принадлежавшем в XIX веке представителям известного дворянского рода. Музей хорошо знают и жители наукограда, и района. Не пропускают его и туристы, заезжающие в Мичуринск. Потом в соцсетях они частенько делятся восторженными откликами о том, что смогли обнаружить столь замечательное место и увидеть много любопытных экспонатов.

Четверть века

Музей сегодня по праву является одной из достопримечательностей города. В этом году ему исполняется 25 лет. Жаль только, что в откликах, с которыми я познакомилась в соцсетях, не упоминается имя создателя и собирателя богатейшей коллекции Голицынского музея — Натальи Муляровой. Делясь впечатлениями, туристы непременно выражают большую благодарность сотрудникам за собранные экспонаты и интереснейшие экспозиции. Но, к сожалению, не упоминают имени Натальи Георгиевны. Значит они или не узнают имени создателя музея во время визита, или оно мелькает вскользь и не откладывается в памяти. Ещё восемь лет назад общественный деятель и краевед Владимир Андреев активно ратовал за необходимость создания в музее стенда, посвящённого первому директору. Но, как говориться, «воз и ныне там».

Да, Наталья Мулярова не очень любила фотографироваться, выставлять свои заслуги на показ. Набрать материал о ней — сложная задача. К тому же и в общении её нельзя было назвать лёгким человеком. Это испытывали многие на себе. Но музейщики, особенно подвижники, фанатики своего дела (так уж они устроены), ставят дело, которому служат, превыше всего. Превыше своего благополучия, хорошего мнения о себе, превыше порой и дружеских связей. Хотя зачастую именно таким музейщикам — неудобным, колючим и при этом полностью сосредоточенным на своей музейно-созидательной деятельности, — и удаётся оставить яркий и значимый след.

Есть и у меня личный долг перед Натальей Георгиевной. Хотела после знакомства с ней написать очерк. Но в жуткой круговерти всё откладывала.

Наталья Мулярова оставила после себя уникальный музей. Когда при знакомстве Наталья Георгиевна рассказала мне, через что для этого пришлось пройти, не верилось, что подобное мог осилить один человек. Но факт был на лицо. В тот момент я ходила по залам уютного Голицынского особняка, рассматривала многочисленные экспонаты, картины, документы, фотографии. И не уставала удивляться.

Как Феникс, из пепла

Мичуринский литературно-музыкальный музей открылся 25 июня 1995 года. К этому событию памятник истории и архитектуры — дом князей Голицыных был полностью отреставрирован. Городская дворянская усадьба, построенная в 1823 году, принадлежала участнику войны 1812 года, виртуозному музыканту, композитору, переводчику, писателю Николаю Голицыну, а затем не менее талантливому его сыну Юрию. Здание представляет собой каменный особняк в стиле позднего русского классицизма.

В конце XIX века Голицыны продали дом. Новые владельцы частично переделали здание. Так появилась закруглённая пристройка. После революции дом экспроприировали. Здесь поочередно размещались: биржа труда, детский приёмник и детский сад. Но когда в 60-х на втором этаже рухнула балка, детсад спешно выселили. Первый же этаж, приспособили под вытрезвитель. Когда вытрезвитель переселился в новое здание Голицынский особняк забросили на долгих 30 лет. И дом стал разрушаться.

Сохранить памятник культурного наследия неоднократно призывала интеллигенция Мичуринска. И осенью 1988 года городское управление культуры взяло здание под своё крыло. Бывший начальник управления Константин Пичугин вспоминает:

«После проведения городских субботников на Доме князей Голицыных управление поставило здание к себе на баланс. В нём долго шёл капитальный ремонт, реставрация, но профиль его был определён только при завершении ремонтно-реставрационных работ».

Впрочем, о размещении в Голицынском особняке музея начали думать сразу. В управлении стали искать человека, который не только бы его возглавил, но и разработал музейную концепцию. Для этого требовался не просто компетентный, а ещё и очень самоотверженный человек. Так как музей начинать надо было с нуля. Стать первым директором предлагали и мичуринским краеведам, и преподавателям пединститута. Приезжали и специалисты из областного центра. Но удручающий вид разрушенного здания, отсутствие коллекций, не вселяли энтузиазма в кандидатов. К тому же даже на бумаге музея ещё не было. А значит не было возможности достать денег на экспонаты.

Как признаётся Константин Пичугин: «Хотя постановления о создании музея не было, я упросил Наталью Мулярову заняться этой тяжёлой работой».

Мулярова

Корни Натальи Георгиевны в уральской земле. Её отец, столяр Георгий Муляров и мама Анна Иосифовна, работавшая экономистом, переехали в Мичуринск из города Троицк в 1972 году. 13-летняя Наташа поступила в 19-ю, а после объединения школ, окончила четвёртую. Высшее образование Мулярова получила на историческом факультете Воронежского университета. Вернувшись домой, работала в мичуринских музеях. Восемь лет посвятила Музею-усадьбе народного художника СССР А. М. Герасимова. А затем решила поступить в аспирантуру при Московском НИИ культуры. Темой диссертации выбрала статистику аудиторий художественных музеев провинциальной России за ХХ век. Собирая материал, Наталья Георгиевна объездила немало музеев России, что дало ей неоценимый опыт.

В эти годы, в конце 80-х она и получила предложение заняться созданием музея в доме князей Годицыных. Разрабатывая его концепцию, Мулярова решила оттолкнуться от истории владельцев старинного особняка. Поскольку князья были не просто крупными помещиками, но и меценатами, музыкантами, писателями, их особняк с первых дней своего существования стал центром культурной жизни провинциального Козлова. И Наталья Георгиевна придумала литературно-музыкальный музей, написала его тематико-экспозиционный план, затем разработала архитектурно-художественное решение. С этими документами Мулярова ездила в Москву, где их одобрили.

От 0 до 8000

Поначалу было решено, что Голицынский музей станет филиалом Мичуринского краеведческого. И Мулярову зачислили в его художественный отдел. И хотя в управлении обещали, что она будет заниматься только собиранием коллекции для нового музея, здесь, в первую очередь, ей пришлось вести экскурсии и музейную работу. На сбор же экспонатов оставались лишь выходные.

«Сначала разговаривала с местными жителями, — рассказывала мне Мулярова. — Они не очень откликнулись. Скептически отнекивались: мол, сколько раз нам говорили, что будут создавать музей, собирали экспонаты, а куда потом всё это делось? И отказывали. Поэтому мне пришлось ехать в Москву, Петербург, Воронеж, Белгород. И там собирать коллекцию».

А потом грянул развал страны. Начались всевозможные перемены. Краеведческому музею пришлось покинуть Ильинскую церковь и переехать на новое место, менять экспозиции. Тут стало не до Голицинского музея. Отказались и от услуг Муляровой. Ей пришлось вместе с бумагами перебраться в городскую библиотеку. А вот экспонаты ей не отдали, краеведческий записал их в свой фонд. Так что коллекцию Наталье Георгиевне надо было снова начинать с нуля.

И что удивительно, а может и закономерно, благодаря подвижничеству и упорству Натальи Муляровой удалось-таки не только собрать фонд литературно-музыкального музея, но и сделать его весьма обширным, доведя число музейных единиц почти до 8000. Помню, с каким упоеньем Наталья Георгиевна демонстрировала различные экспонаты.

Коллекции

«Когда мы открылись, было 5000 экспонатов, — разъясняла Мулярова. — Но фонды растут. Мы в основном принимаем дарения. 95 процентов фондов — это дарения и пожертвования местных жителей, писателей, художников, музыкантов. Денег особенно-то не давали».

Сегодня Голицынский музей по праву может гордиться и мебельным гарнитуром первой четверти XIX века, обтянутым французским бархатом. Интересными часами конца XVIII века, у которых часть часового механизма деревянная. Набором открыток Серебряного века.

А ещё потрясающей коллекцией музыкальных инструментов. В ней — скрипка немецкого мастера 1819 года, сделанная из редких пород клёна, мандолина, банджо, альты и скрипки, которым более 200 лет. Много клавишных. Редчайшими экспонатами являются фортепиано «Вильгельм Бизе» 1771 года, рояль Offenberg, виолончель, японская фисгармония 1845 года. Своеобразным дополнением наглядной истории музыкальных инструментов стала и коллекция средств воспроизведения звука — патефонов, радиоприёмников и так далее.

У пианино Шрёдер 1911 года очень интересная история. Его передали в музей потомки известного козловского конезаводчика Дёмина. Когда в 1937 году их арестовали и угнали в ссылку в Сибирь, то они смогли взять с собой открытки, фотографии и пианино. Его не отобрали только потому, что дочь Вера Дёмина давала частые уроки и тем зарабатывала на хлеб для всей семьи. В документе сопровождения было написано, что этот инструмент — средство к существованию. После реабилитации, они вернулись, им дали квартиру в Кочетовке. Но вскоре Дёмины-Кожевниковы решили уехать в Италию. И перед отъездом передали безвозмездно в музей 1500 различных экспонатов.

Большую часть музейной коллекции составляют собранные Муляровой литературные, музыкальные и художественные источники. Ведь мичуринская земля гордиться и многими именами литераторов, художников, музыкантов родившихся, работавших или побывавших здесь. Это Державин, Рахманинов, Федин, Шмерлинг, Эртель, Кубанёв, Верстовский, Кастальский, Герасимов, Никиреев, Попов и многие-многие другие.

Мулярова очень гордилась коллекцией работ мичуринского художника Александра Михайлова. Ей удалось собрать более 400 произведений. С рисунками Александра она познакомилась в библиотеке в начале 90-х. Они произвели впечатление. И Мулярова предложила Михайлову сделать с открыток 1911 года акварели для музейной экспозиции о старом Козлове. Когда Наталье Георгиевне удалось утвердить штатную единицу художника, она сразу пригласила на работу Михайлова. И за несколько лет до отъезда из города он успел для музея сделать замечательные иллюстрации к произведениям Сергеева-Ценского, Новикова-Прибоя и другие.

Музей в развитии

После открытия музей неудержимо развивался. Пополнялись экспозиции, проводились многочисленные литературные вечера, творческие встречи, экспонировались работы художников. Наталья Мулярова разработала большой план работы со школьниками. В музей приглашались на экскурсии и классные часы учащиеся школ города. В удалённые школы работники с передвижными выставками выезжали сами. Наталье Георгиевне стало намного легче, когда в музее открыли штатную единицу научного сотрудника. На неё устроилась Юлия Овсиенко. «Замечательный работник, — отзывалась о ней Мулярова. — Организует и проведёт мероприятия от и до. Ничего никогда не забудет. От её работы огромная отдача». Юлия Юрьевна продолжает трудиться и по сию пору.

Наталья же Мулярова ушла из жизни очень рано, в 53 года после тяжёлой болезни. Но её детище — Годицынский музей — продолжает радовать и горожан, и туристов своими экспозициями и интересными мероприятиями.

«Мы по-прежнему дружим с Голицыными. Потомки князей часто посещают наш музей», — отмечает директор музея Елена Полякова.

Конечно, сейчас музей не посетить. Но сотрудники предлагают любителям музейного искусства провести режим самоизоляции с пользой. Для этого они разработали аудиопроект по страницам жизни хормейстера и композитора Юрия Голицына. И предлагают всем подписчикам скрасить свой досуг прослушиванием повести Нагибина «Князь Юрка Голицын».

Читайте также: Ночь музеев-онлайн: тамбовчане смогут посетить все самые интересные выставки акции

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*