Патриарх русской сцены из Инжавино

Инжавинцы очень гордятся своим земляком — народным артистом СССР Николаем Анненковым. Из года в год в школах, местном ДК или краеведческом музее ему посвящаются различные мероприятия. 2019 год для деятелей культуры районного центра стал знаменателен и как Год театра в России, и как юбилейный, анненковский год. Ведь в сентябре исполнилось 120 лет со дня рождения народного артиста, который всю свою очень долгую творческую жизнь посвятил театру.
В экспозиции Инжавинского краеведческого музея, посвященной знаменитым людям района одну треть занимает информация о Николае Александровиче Анненкове. Здесь можно увидеть документы, фотографии, афиши и брошюры, рассказывающие об этом великом артисте.

Уникальное дарование

Коллеги по театру и театральные критики признали Николая Анненкова мастером уникального дарования. Его лёгкий шепот был слышен в самом укромном уголке галёрки. Его точный и округлый ненавязчивый жест не оставался незамеченным. Артист притягивал к себе внимание зала в роли любого объёма, делая её масштабной. Так, к примеру, случилось и с небольшой ролью каноника, ставшей шедевром. Ибо, не разрушая целого, Анненков играл спектакль в спектакле, неся в своём облике магию значительности.

На следующий же день после премьеры об изящно и иронично вылепленном Николаем Анненковым образе каноника Рудкевича в спектакле по пьесе Дангулова «Признание» заговорила вся Москва. Пьеса ставилась к 100-летию со дня рождения Ленина, и ударные сцены были отданы на откуп личности вождя. И всё же, как только появлялся «лиловый прелат», внимание зрителей целиком переключалось на него. Артистизмом каждого слова, каждого жеста, пронзительным, брошенным из-под полуоткрытых век взглядом, величественно-плавной походкой Анненков-Рудкевич заполнял пространство сцены. И зритель гипнотически, с наслаждением следил за манипуляциями умного, хитрого, обаятельного врага революции: «Что за прелесть эта гадость…»

К каждой своей роли, будь она главной или эпизодической, Николай Александрович Анненков подходил столь скрупулезно и продуманно, что выточенная изящность линии героя, значительность слов, произносимых им, делали работу артиста всегда заметной и запоминающейся. А образов, созданных Николаем Александровичем за его долгое служение на прославленной сцене Малого театра, насчитывалось около трёхсот. Для театрального актёра — это рекорд. Но рекордным являлся и возраст Анненкова. Задолго до Зельдина артист поднялся на подмостки, чтобы сыграть роль в свой столетний юбилей. В конце сентября 1999 года на «Вишнёвый сад» в Малый театр собрался весь московский бомонд, чтобы рукоплескать патриарху русской сцены, воплотившему в данной постановке образ Фирса.

Правда, Николая Александровича, в отличие от его персонажа, никогда не забывали. В театре его почитали, зрители обожали. Перед ним на коленях была вся театральная Москва. Судьба актёра Анненкова — счастливая. Он был любим во все времена. Сменялись правительства, поколения театралов, но талант Анненкова равно высоко оценивали как высшие эшелоны власти, так и рядовая публика. Николай Александрович стал народным артистом СССР и Героем Социалистического Труда, трижды лауреатом Сталинской премии и лауреатом Государственной премии, награждён коммунистическим орденом Ленина и российским «За заслуги перед Отечеством». Но для артиста главная награда — любовь зрителей. И пиком признания для Николая Александровича было, когда публика «шла на Анненкова».

Закономерная случайность

А ведь в детстве Коля и не помышлял об артистической карьере. Он родился в купеческой семье Кокиных, что проживала в селе Инжавино Кирсановского уезда Тамбовской губернии. Отец, торговавший мануфактурой, мечтал, что его наследник возьмёт дело в свои руки. Но для мальчишки стояние за прилавком было хуже смерти. Его мысли уносились вслед за призывным гудком паровоза, а железнодорожная форма пленяла воображение. Учась в Тамбовском реальном училище (Анненков до конца дней вспоминал годы учёбы и преподавателей с благодарностью), Коля твердо решил стать инженером-путейцем. После успешного окончания реального училища он поступил в Московский институт путей сообщения, преодолев высокую конкурсную планку.

Ох, уж эта судьба! Недаром говорят, что любая случайность есть объективная закономерность. После первого курса Николай Кокин поехал домой на каникулы. И однажды попал на спектакль любительского кирсановского театра. Начало задерживали. Друг неожиданно затащил Колю за кулисы и стал горячо уговаривать спасти режиссёра и выйти на сцену вместо заболевшего артиста, исполняющего эпизодическую роль с одной лишь жалобной фразой: «Мне бы кусочек пирожка с капустой и маленькую рюмочку водки». Уговоры длились долго и жарко, но увенчались успехом. Николай, ошалевший от страха, с перекошенным лицом, как нельзя лучше воплотил замысел режиссёра. Уже третье Колино появление на сцене по ходу спектакля сорвало аплодисменты. «У тебя талант», — уверял режиссёр дебютанта. Да и сам Николай в эти мгновенья на сцене понял, что навсегда «отравлен» театром.

Из военного театра в Малый

Но навалилась тяжёлая година Гражданской войны. Николай встал в ряды Красной Армии. Хотя и тут артистический талант рядового бойца сразу же заметило командование. Николай начал активно заниматься в драмкружке, а затем играть в самодеятельном армейском театре. Особенно удавались молодому артисту роли «со слезой». Поклонников было множество, так как Николай всегда доводил чувствительную в те времена публику до рыданий. Дело иногда доходило до обмороков, поэтому за сценой для подобных случаев неизменно стояли носилки. Публика уже тогда специально ходила «на Хотунского». Много позже Николай этот звучный псевдоним заменит на псевдоним Анненков.

Репертуар самодеятельного театра был обширен, недостатка в ролях не наблюдалось. Но Николай твердо решил серьёзно заняться актёрским ремеслом. В 1922 году он подал документы в Высшие театральные мастерские при Малом театре. Поступление оказалось феерическим. Председатель приёмной комиссии, корифей театра Южин, после чтения Николаем лермонтовского стихотворения «На смерть поэта», попросил принести кресло и усадил молодого человека рядом.
Традиции в Малом театре богатейшие, и к отбору молодых актёров в нём всегда вносились тщательно. Молодёжи на эпизодических ролях долго приходилось доказывать свой талант и право на получение больших работ. Но за Анненкова ходатайствовал сам Остужев. Благодаря его хлопотам Николай впервые вышел на сцену Малого театра без адаптационного периода в роли Мити из пьесы Островского «Бедность не порок». Остужев назвал молодого Анненкова своим преемником. Так оно и случилось.

«Отдай все!»

За долгие творческие годы Николай Александрович переиграл много замечательных ролей. Герои были разноплановые: Черкун в «Варварах» Горького и Швандя в «Любови Яровой» Тренёва, Незнамов в «Без вины виноватые» Островского и адмирал Макаров в «Порт-Артуре» и так далее. Их объединяло лишь одно — блистательная триумфальная игра актёра. Во время Отечественной войны Анненков руководил фронтовой концертной бригадой Малого театра. С 1946 года преподавал в Высшем театральном училище имени М. С. Щепкина. С среди учеников мастера — Олег Даль, Виталий Соломин, Виктор Павлов.

Казалось, годы были не властны над ним. Николай Александрович, как отмечали коллеги, отличался удивительной работоспособностью даже в преклонном возрасте. Впервые в истории театра после шестидесяти лет актёр сыграл более 30 ролей. И каких! Николай Александрович жил по принципу «Отдай все!» Отсюда и творческое долголетие артиста. А хорошей физической форме всегда помогала обязательная утренняя зарядка с наклонами и приседаниями, увлечение футболом, каждодневные двухчасовые пешие прогулки. Вечным стимулом жизни и творчества называл актёр и свою супругу Татьяну Митрофановну, — «Она мой оазис и душевное пристанище». Николай Александрович тяжело пережил уход «своей голубки».

На поздравление с 99-м днём рождения, земляки по телефону услышали переданные художественным руководителем Малого театра, народным артистом СССР Юрием Соломиным слова Николая Анненкова:

«Я так же горячо люблю тамбовскую землю и её людей, как и в молодости. И хотя я покинул Инжавино почти 80 лет назад, сердцем я не расставался с родным краем никогда. Пусть мои земляки мужаются в наше трудное время, не бросают друг друга в беде и надеются на лучшее. Я же мечтаю играть на сцене и дальше».

Мечта актёра осуществилась. Он в свои сто лет не только сидел в золочёном кресле юбиляра, а и стоял на подмостках Малого театра в роли Фирса из «Вишнёвого сада» Чехова. Но на второй день актёру стало плохо, а ещё через несколько дней, 30 сентября 1999 года, он скончался. Похоронен Анненков в Москве на Введенском кладбище.

Читайте также: В огонь — за детьми

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*