Пристанище беженцев на тамбовской земле

Как живёт в гавриловском селе самый крупный в стране Центр вынужденных переселенцев и беженцев

В ста километрах от Тамбова в небольшом селе Пересыпкино 2-е Гавриловского района вот уже 26 лет действует самый крупный в стране и один из лучших в Европе Центр временного размещения вынужденных переселенцев и беженцев МВД России. За четверть века здесь нашли приют около двух тысяч людей разных национальностей, вероисповеданий и убеждений. Люди разные, но истории их схожи — большинство бежали от войны, которая разрушила их дома и забрала близких. Но в тихом уголке тамбовского края у них появляется шанс забыть про кошмары и начать новую жизнь.

Крупнейший центр для переселенцев и беженцев располагается практически при въезде в село Пересыпкино 2-е. На фоне маленьких домов и безлюдных улиц трёхэтажное здание сразу бросается в глаза. Особый уют придаёт ему сквер, раскинувшийся на прилегающей территории. Как говорят специалисты, единение с природой помогает людям забыть про беды и начать двигаться вперёд.

Центр вынужденных переселенцев и беженцев в селе Пересыпкино 2-е

Из профилактория в убежище от войны

Строительство здания, в котором сейчас разместился Центр вынужденных переселенцев и беженцев, началось в Пересыпкино 2-е ещё в 70-ые годы прошлого столетия. В те времена село развивалось, местный колхоз «Победа» был одним из передовых в области, и решение построить в этом живописном уголке Тамбовщины областной профилакторий был актуален. Однако плану не суждено было сбыться, хотя внушительная постройка площадью в три с половиной тысячи квадратных метров всё же появилась в селе.

«С развалом Советского Союза изначальная задумка создать здесь областной профилакторий сошла на нет. После, в этом здании предлагалось разместить районную больницу или Дом ветеранов, но почему-то из этого тоже ничего вышло. А в начале 90-ых созрела необходимостью в создании центров для вынужденных переселенцев по всей стране, так как в бывших советских республиках вспыхнула межнациональная рознь», — рассказывает директор ЦВР Геннадий Венчаков.

В итоге в построенном здании по распоряжению Федеральной Миграционной службы в 1993 году открылся Центр временного размещения вынужденных переселенцев и беженцев. К своим обязанностям теперешний директор приступил через полтора года после его открытия. И как признаётся, ситуация на тот момент была плачевная:

«Нам досталось, скажу откровенно, не очень хорошее наследство: необжитое, заброшенное здание с неработающей инженерной инфраструктурой. Не было ни душевых, ни прачечных, а еду людям приходилось готовить на электроплитах. Но самое страшное то, что здание, в котором на тот момент проживало 335 человек, не отапливалось. И всё это было в январе».

Небольшой коллектив Центра работал в стахановском темпе, чтобы в кратчайшие сроки создать достойные условия для проживания своим подопечным. Как вспоминают сотрудники, в те трудные времена нередко им приходилось работать до десяти часов вечера, но никто не роптал, все понимали, что Центр необходимо «довести до ума». В результате в скором времени в здание пришло долгожданное тепло, затем был проведён ремонт и даже открыт медицинский пункт.

Беженец с Украины Тамара Ищук

В 90-ые в этом убежище в тихой тамбовской глубинке нуждались многие. С началом первой чеченской кампании из горячей точки в один день сюда прибыло 150 человек. В Пересыпкино опустошенные и убитые горем люди получали временное жильё и неплохую работу.

«В 1995 году мы запустили на базе Центра несколько производственных цехов, — рассказывает Геннадий Венчаков. – У нас была своя мельница, хлебопекарня, мы производили макароны, подсолнечное масло, выпекали пряники, делали конфеты-драже и даже гвозди. Всю продукции мы реализовывали. В Центре действовал магазин, который пользовался спросом у местных жителей. Но главное мы давали работу нашим подопечным, было открыто семьдесят вакансий при занятости в две смены. Труженики получали сдельную заработную плату, которая нередко была даже выше, чем у наших штатных сотрудников. Также благодаря этому мы во многом поддерживали экономику Гавриловского района».

Кстати, в те годы силами Центра на бюджетные и собственные средства в Пересыпкино 2-е было построено десять многоквартирных жилых домов для вынужденных переселенцев. Всего же в Гавриловском районе обосновались порядка ста бывших подопечных ЦВР.

Новая война, новые реалии

Директор Геннадий Венчаков рассказывает нам об успешных и непростых временах Центра в своём кабинете. В каждом его уголке размещены дипломы и грамоты. Примечательно, что особенно много наград за 2014 год. Как оказалось, в это время в связи с боевыми действиями на Донбассе Федеральная миграционная служба приняла решение о перепрофилировании ЦВР села Пересыпкино 2-е для приёма и размещения иностранных граждан.

Директор Геннадий Венчаков

В сжатые сроки, всего за четыре месяца, сотрудники Центра оборудовали помещения, благоустроили близлежащую территорию и создали все необходимые условия для организаций подобного рода.

Обновлённый Центр открылся в октябре 2014 года. В этот день он распахнул двери для двухсот иностранцев, преимущественно граждан Украины, а также для 23 человек вынужденных переселенцев.

«Когда люди к нам поступают, они первым делом проходят медицинское обследование в нашем приёмном отделении, затем их направляют в центральную районную больницу, — рассказывает об условиях приёма Геннадий Венчаков. — Это занимает порядка десяти дней. После, если никаких опасных заболеваний у человека не выявили, его переводят в основное здание. Уже там он постепенно возвращается к нормальной жизни. Трудоспособным гражданам мы подыскиваем временную работу, помогаем с оформлением документов на получение жилья, гражданства, а детей устраиваем в местную школу».

На каждом этаже Центра чисто и по-домашнему уютно. Коридоры украшают ухоженные цветы, а в холлах установлены диваны и телевизоры. Здесь в определённые часы обитатели Центра собираются на просмотр любимой передачи или новостей. Также беженцам предоставляется бесплатное ежедневное трёхразовое питание и отдельная комната с добротной мебелью. Ещё в их распоряжении — душевые, прачечные, тренажёрный зал и служебный транспорт.

Виктория Субботина прибыла из Донбасса

Условия проживания в ЦВР села Пересыпкино 2-е действительно комфортные. Но как же быть с душевным состоянием этих людей? Ведётся ли в учреждении в этом направлении какая-то работа, есть ли в штате психолог? – спрашиваю я Геннадия Венчакова.

«Да, в подобных учреждениях психолог необходим, и раньше он у нас был, так же как переводчик и педагог по работе с детьми. Но в связи с сокращением штата мы лишись этих специалистов, и на данный момент это основная наша проблема. Однако мы научились выполнять сразу несколько функции, поэтому каждый из 26 наших сотрудников немного и психолог».

Начальник отделения тылового обеспечения Иван Дедов и его супруга Лидия Петровна работают в ЦВР практически с момента его открытия

Сам же Геннадий Александрович хорошо знаком с историей каждого обитателя Центра. Без труда он вспоминает и перипетии судьбы переселенцев, которые находились здесь даже четверть века назад. О том, что работа для него не только профессиональный долг, но и любимое дело говорит книга на рабочем столе «Многоликая Россия». По словам директора, интерес к такой литературе, как и к людям, он приобрёл, работая в этом учреждении.

Обитатели Центра. Кто они такие?

На данный момент Центр переселенцев и беженцев села Пересыпкино 2-е позволяет принять до 250 человек, лишённых своей родины и крыши над головой. Плюс в 2015 году к учреждению путём реорганизации присоединили ЦВР вынужденных переселенцев в Тамбове, который включает ещё 70 мест.

Как отмечает Геннадий Венчаков, в стране это крупнейшее учреждение подобного рода и одно из лучших в Европе по оценке международных экспертов. Сейчас оно служит приютом для пятидесяти людей, из которых тридцать три живут в Пересыпкино. В их числе 24 украинца, шесть северокорейцев, один житель Южного Судана и два вынужденных переселенца.

Во время нашего визита двое подопечных Центра, Тамара Ищук и Виктория Субботина, не торопясь прогуливались по просторным коридорам своего временного дома и из окна любовались пейзажами тамбовского села.

Вид из окна

«От моего родного дома в Луганской области ничего не осталось. Там я жила и работала на шахте, но в один момент пришлось всё бросить и уехать. На фоне стресса у меня развилась астма, но в этой тихой деревушке я постепенно забываюсь и мне становится легче», — делится Тамара Ищук.

А Виктория Субботина — беженец с Донбасса. Она прибыла в тамбовский край в октябре 2014 года вместе со своей 86-летней мамой и мужем, у которого на тот момент была тяжёлая травма — переломом шейки бедра. Рассказывая о себе, она указывает на три кровати в своей комнате. Две из них уже пустые — мама и супруг умерли, не дождавшись перемирия двух родственных стран. Но Виктория Николаевна не теряет бодрости духа, она верит, что на её родине вновь воцарятся мир и порядок.

Елена Белкина с дочкой Сашей

В соседней комнате живёт молодая семья – Елена Белкина и её пятилетняя дочка. Саша, как и все дети в её возрасте, общительная, весёлая и энергичная. Хотя история этой семьи тоже не была простой, но маме с дочкой хорошо в Центре, и они надеются только на лучшее.

«Мы одни из немногих, кто прибыл сюда не из точки военных действий. Родилась и выросла я в Запорожье, но попали мы в Россию из Швейцарии. В этой стране мы находились временно, оттуда нам пришлось уехать, когда разгорелся конфликт в Украине. Убежище нам предоставила Россия. С моими политическим взглядами, а я не считаю Россию агрессором, находится мне на родине небезопасно, поэтому мы надеемся обосноваться здесь, получить гражданство и начать новую жизнь», — делится планами Елена Белкина.

Беженец с Южного Судана Ладо Алджон Касимро Джон

А вот гражданин Южного Судана Ладо Алджон Касимро Джон прибыл в Центр совсем недавно, хотя по-русски он говорит неплохо. Наш язык молодой человек освоил, ранее проживая в Москве, а вот в тамбовской глубинке ему приходится бывать впервые. Иностранец бежал со своей родины из-за гражданской войны, которая лишила его дома и разлучила с семьёй. Пережить такое не просто, но, как и все обитатели Центра, он старается начать жизнь с чистого листа.

…Вот уже 26 лет небольшое село Гавриловского района служит пристанищем для переселенцев и беженцев из разных стран мира. Более чем за четверть века здесь получили помощь около двух тысяч человек. И это не предел. Сколько ещё несчастных людей ЦВР села Пересыпкино 2-е укроет от войны и подарит шанс на новую жизнь, покажет время.

Читайте также: Не остаться в скорлупе

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*