Скульптор Валентин Попов: «Палеоарт – это рекрутский пункт на благо науки»

Выставка «Палеосфера 2020. Тамбов», работающая в Тамбовском областном краеведческом музее, вызвала неподдельный интерес у тамбовчан. После рассказа о ней в газете «Тамбовская жизнь» и на нашем сайте, у материала оказалось очень много просмотров. Люди заинтересовались и палеоартом, и организатором выставки Валентином Поповым. Я встретилась с Валентином Юрьевичем, чтобы узнать, как появилось в его жизни увлечение древними динозаврами, и что из себя представляет Studio Delvesto?

Творческий псевдоним

Studio Delvesto – это мой личный проект, моя мастерская, скульптурная студия. Она не имеет какого-то физического и юридического выражения. Оформлять студию я ещё не собираюсь. Конечно, если будут идти заказы на выполнение скульптур, то рано или поздно придётся её юридически оформить. Пока же это только личное занятие. Ведь, по сути, скульптурой я занялся всего два года.

Название Studio Delvesto легко объясняется. Слово это ничего вообще не означает. Давно, лет десять назад, я играл в какую-то компьютерную игру и мне нужен был «ник» для моего персонажа. А абсолютно все имена, которые приходили на ум, оказались заняты. Я решил придумать что-то интересное, да и моя бывшая жена подсказала. Так вместе и придумали псевдоним Studio Delvesto. Он очень мне понравился. Я сжился с ним, стал везде использовать. Теперь считаю его своим творческим псевдонимом. Сейчас вКонтакте есть группа Studio Delvesto. По сути Studio Delvesto в моей голове, в душе и вокруг меня. Куда бы я не приезжал, там начинаю заниматься скульптурой. Это и становится моей студией. Studio Delvesto стало именем собственным. Если набрать в Интернете, то выйдут только мои материалы.

Пути-дороги

Родом я из Тамбова. В 2004 году закончил Державинский университет. По образованию я биолог. В Тамбове на тот момент удовлетворяющую меня работу я найти не смог. А так как всегда тяготел к каким-то путешествиям и переездам, к тому же был молодым человеком, поэтому уехал на Чёрное море работать в детский лагерь «Орлёнок». Отучился и закончил в 2005 году школу вожатых.

Почему поехал в «Орлёнок»? Во-первых, это была очень интересная работа. Во-вторых, там давали жильё, питание и зарплату, правда, скудную, 4000 рублей. Но ведь не приходилось думать о жилье и питании.

Сначала я работал вожатым. Но очень быстро ушёл от этой деятельности. Потому что в «Орлёнок» приехал профессор океанографии из Московского университета. Он организовал маленькую лабораторию. И под его руководством я стал преподавать детям. Каждый день в лаборатории я читал небольшие лекции про жизнь Чёрного моря. А затем водил детей на побережье и учил их нырять с масками. Это было потрясающе.

Место, где расположен «Орлёнок», безупречное. Вокруг снег, а лагерь в долине, где всегда тепло. Я приехал в феврале, когда не поныряешь. Но в мае-июне сезон начинался июне. Мы с детьми ещё ходили в походы на горные речки, озёра. Я находил там интересные окаменелости. Об «Орлёнке» остались очень тёплые воспоминания.

Потом я уехал в Петербург, где прожил 14 лет, брался за любую работу. Художественной работой занялся только последние годы. А год назад я уехал из Питера. Сначала планировал поехать в Москву. Но всё изменила выставка палеоарта. Изначально я планировал такую выставку сделать в Петербурге. Хотелось собрать всех авторов, которые работают в палеоарте. Просто сначала таких людей было меньше, выставка получалась камерной. И мне пришла мысль: почему бы не начать этот проект в своём родном городе.

Я приехал в Тамбов и предложил выставку краеведческому музею. И сразу получил согласие, чему я очень был поражён. Пока готовилась экспозиция, в жизнь ворвался коронавирус. Потом объявили карантин. Так в Тамбове я и застрял. А летом к тому же мне здесь понравилось. К счастью, откладывание выставки пошло на пользу нашему проекту. За лето к нам присоединилось ещё несколько художников.

Отправная точка

Творчеством я занимаюсь с детства. В Тамбове окончил детскую художественную школу № 1. Лет 12 назад я много рисовал. Меня увлёк славянский фольклор. Тогда же я сделал фигурку домового с помощью запекаемой пластики. Это была моя первая скульптура. Об этой технологии узнал из Интернета. Я вообще очень многое постиг через Интернет. Домовой был очень волосатый, я ему волосы вставил, глаза стеклянные. Получилась довольно интересная фигурка. И тогда моя жена сказала, что фигурки у меня получаются лучше, чем рисунки. Эта мысль меня зацепила, стал много думать, но не делать.

Мечтал начать делать силиконовые скульптуры. Именно такие, как голова гоблина, которую вы видели в прихожей. Но дело в том, что курсов обучения, как делать силиконовые скульптуры, нигде не было. Никто не обучал. Позже появилась пара человек, которые дают курсы в России. А тогда вообще ничего не было . Всё к нам в страну приходило в виде картинок о западных художниках из Интернета. Там-то давно такой скульптурой занимаются.

Так я всё мечтал, что буду заниматься силиконовой скульптурой, и понятия не имел о её технологии. Во-первых, это занятие очень дорогое. Так как силикон дорогой материал. Во-вторых, его было не достать на тот момент. Шёл 2008 год. Прошли годы, и они пошли на пользу нашему направлению. Появились люди, которые всё это изучили, и у которых теперь можно проконсультироваться.

Я начал искать людей, которые бы меня обучали. Оказалось, что четырёхдневные курсы стоят 60 тысяч рублей. Да там люди знающие, талантливые, но их услуги очень дороги. Я пытался обратиться в Питерский музей восковых фигур. Но в нём на тот момент вообще не обучали. Я был готов, чтобы научиться, устроиться в музейную мастерскую. Но в неё не брали никого. Даже в Новосибирск был готов поехать. Там ребята предлагали обучить, но опять же за заоблачную цену. Я уже хотел остановился на этом варианте. Но тут судьба мне подарила знакомство в Интернете с человеком, который взялся обучить достаточно недорого. И после этого все вопросы: как и что делается, сразу отпали.

Первые работы

Самая первая моя работа – человеческая голова. На ней я учился всему: как делать скульптурное лицо, как вживлять волосы, делать телесный оттенок кожи лица. Это питерская работа, которая приехала со мной в Тамбов. Первой фигурой палеоарта, которую я показал миру, было небольшое существо размером с суслика из пермской фауны Южной Африки — синапсид робертия. 8 декабря 2018 года я выложил первый пост в Интернете. Это и можно считать моим творческим рождением. Меня заметили ребята в сообществе людей, занимающихся палеоартом. Сообщество палеоарта есть ВКонтакте. Меня пригласили в сообщество, и ч довольно быстро влился в него.

Конечно, я занимаюсь далеко не только палеоартом. Мне нравится создавать и фантастических существ, и персонажей мифологии. Однако, палеоарт занимает в моём творчестве весьма почётное место. Я так устроен, что берусь за то, что мне интересно. И это остаётся мне интересным и в дальнейшем. Не люблю браться за то, что потом уходит из жизни. Стараюсь стимулировать себя – это мне интересно.

Диорама

Сейчас я занимаюсь масштабной диорамой на тему шестаковской фауны. Диорама будет изображать сценку из раннего мелового периода. Воссоздаю то, что могло происходить 130 — 100 миллионов лет назад на месте Шестаковского комплекса. Это близ деревни Шестаково в Кемеровской области. В этом местонахождении были обнаружены останки нескольких видов динозавров, в том числе очень крупных форм, как например зауропод сибиротитан.

Я сосредоточился на животных поменьше. В диораме будут представлены сразу три вида живых существ и одно растение. Центром композиции станет бредущий по мокрому песку речного берега пситтакозавр. Чуть впереди него будет находится потревоженный им крокодиломорф тагарозух. Тагарозуха я изобразил опирающимся конечностями на пустой карапакс черепахи киргиземиса. Кроме того, я бы хотел использовать в диораме искусственные листочки дерева гингко, которое произростало на той территории.

Останки тагарозуха были найдены профессором Кулемзиным под деревней Шестаково. Он назван в честь сибирского народа тагарцев, жившего в древности в тех местах. Это был небольшой крокодиломорф общей длиной до 50 сантиметров. Мой даже меньше — около 30 сантиметров, с очень коротким черепом. Он обитал в кустарниках вблизи воды, но, в отличие от современных крокодилов, был сухопутным бегающим животным. Очень подвижным и юрким хищником, судя по строению скелета, так что редко оставался без обеда. А когда оставался, вполне возможно не брезговал и падалью, на что и намекает сценка диорамы.

Я всегда берусь за то, что никто не делал. Например, реконструкции этого крокодиломорфа тагарозуха в природе не существует. Скульпторы палеоарта до этого делали других крокодиломорфов, но не нашего. В диораме тагарозух будет вместе с пситтакозавром. Он тоже из Кемеровской области. Этот пситтакозавр в натуральную величину. Величиной получается с овцу, только с очень длинным хвостом.

Сейчас я тружусь над скульптурой пситтакозавра. Любую работу я начинаю, прежде всего, с консультаций с палеонтологами-профессионалами. Такими, к примеру, как палеоанималист Андрей Атучин, который, к слову, не раз был участником раскопок в Шестаково в качестве палеонтолога. Переписываемся с ним по Интернету. Я выявляю реальный вид существа и потом, в процессе создания. Иначе получится не динозавр, а неизвестная зверушка. Научная точка важна.

Пситтакозавра я делаю из твёрдых материалов. Сначала сделал каркас, как для себя называю — болванку общего абриса тела. Затем основа из пеноплекса, который буду облеплять самоотвердевающим материалом. Этот способ я изобрёл сам. Армирующий материал отвердевает и сверху будет серым. И на нём буду вырисовывать текстуру тела. Ноги прикрепляю строительной пеной и зачищаю. А красить фигуру буду потом акриловыми красками. Пситтакозавр не будет стоять на улице, поэтому ему не страшно.

Просветительская миссия

Спасибо вашей газете за внимание к выставке «Палеосфера 2020. Тамбов». Помимо создания фигур, я около двух лет готовился к проведению выставки палеоарта. Этим планам постоянно что-то мешало, то мои переезды, то эпидемиологическая ситуация в стране, то банальное отсутствие бюджета. Ведь я готовил выставку целиком на собственные средства.

Приятно услышать, что наша выставка будоражит интерес и несёт просветительскую миссию. Ведь есть люди, которые не знают, что и на территории России миллионы лет назад бродили динозавры.

Знаете, в начале ХХ века был один английский палеонтолог, который сказал: «Российские динозавры, как и змеи Ирландии, известны тем, что их не существует». На тот момент, конечно, не было известно о российских динозаврах. Сейчас мы имеем довольно богатые месторождения, или, как говорят учёные, проявления динозавров. Есть Кундурское кладбище, Благовещенское кладбище динозавров на Дальнем Востоке. Есть Шестаково в Кемеровской области. Там очень богатые раскопки. Они каждый год проводятся, и постоянно там что-то новое находят.

Если брать другие периоды, то пермский период у нас можно изучать в Кировской области. Там есть такое место как Котельнич, где огромное количество животных пермского периода. Кстати, меня больше всего этот период интересует. В небольшом селе Ундоры Ульяновской области есть палеонтологический музей, который рассказывает и показывает всё о морских ящерах, обитавших на этой территории России. Там было найдено очень много видов: плезиозавры, мазозавры и другие. Так что мы можем гордиться своими родными динозаврами. И палеоарт — это своеобразный рекрутский пункт на благо науки. Дети видят динозавров и начинают интересоваться разными периодами древнего животного мира. И у кого-то это остаётся на всю жизнь.

Читайте также: Тамбовский краеведческий музей приглашает восхититься и ужаснуться диковинами палеоарта

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*