Визит к врачу стал началом семейного счастья. История одной необычной тамбовской семьи

Окончание школы, выпускной — особое время не только для выпускника, но и для его родителей. Если они разделяют радость повзрослевших детей, от сердца, не из педагогических соображений, можно, наверное, судить и об их отношениях с детьми, между собой и, более того, можно даже рискнуть определить, действительно ли это счастливая семья.

Домашнее видео

На Сергея Неплюева и его дочь Марию я обратила внимание на церемонии чествования лучших выпускников. Марию отмечали как победителя одного из всероссийских конкурсов по православной культуре. Папа, который вместе с Марией выходил на сцену для награждения, видом напоминал священника, ну а сама девушка ничуть не была похожа на «поповну», какими их часто представляют. Причёска вполне хитроумная, косметика, платье нарядное и оригинальное. Но внимание привлекало то, что и дочь, и отец явно выглядели частью семьи… ладной такой семьи.

Сергей Евгеньевич, а вернее, о. Сергий, как вскоре выяснилось, и в самом деле оказался священником. А то, что он и Людмила Леонидовна — родители выпускницы — не мрачнели лицом, и глаза у них не наливались слезами при разговоре о выпуске и неизбежном взрослении дочери, этот семейный лад подтверждало.

Тем более что выпускниц в известном смысле две — ещё одна дочь, Анастасия, окончила девятый класс, ну а Елизавета семиклассница, так что и до её выпускного тоже не очень далеко. Родители понимают, что новый этап, начинающийся в жизни дочерей, несёт и новые трудности, от самых «простых» вроде стоимости даже «бесплатного» обучения до более тонких, которых в современном мире предостаточно. Понимают и воспринимают их как часть жизни.

Но даже самые хорошие родители, случается, стараются «избежать» самого факта взросления детей и расставания с ними. Это взросление и расставание происходит постепенно. Идёт оно и в семье Неплюевых. Теперь разные семейные дела и мероприятия планируются с учётом не только родительского желания, но и возможностей дочерей, которые постепенно уходят во взрослую жизнь, тех самых девочек, которые, кажется, только вчера не хотели даже с любимой бабушкой оставаться, настолько были привязаны к родителям. В детский сад они не ходили, только в кружки, когда стали постарше и на подготовку к школе, воспитанием же занималась мама.

«Детям прежде всего нужно внимание родителей. Помню, что сама не любила детский сад и даже как-то, ещё в детстве, сама себе сказала, что не хотела бы, чтобы мои дети в сад ходили. Потом забыла об этом, а когда свои дети появились, то вспомнилось. И о том, что у меня будет много детей, тоже в детстве думала, когда старшая сестра уехала учиться, и мне было одиноко», — вспоминает Людмила Леонидовна.

Жизнь в семье строилась в соответствии с литургическим годом, и главными праздниками были православные, прежде всего Рождество и Пасха.

«Это очень тёплые воспоминания — как готовились к праздникам, как они проходили. Девочки любят это вспоминать», — говорит Людмила Леонидовна.

«У нас есть любительские съёмки таких праздников, где они читают стихи, поют. Пересматриваем с удовольствием, — поддерживает о. Сергий.

И что, пожалуй, удивительно, девочки не стесняются, видя себя маленькими зачастую в смешной, с нынешней точки зрения, одежде, да ещё читающими с выражением стихи. А многие их ровесники не допускают и мысли пересмотреть такое домашнее видео. Отсутствие сожаления о неизбежности движения времени, а именно оно кроется за грустью из-за приближающегося «вылета птенцов из гнезда» и смущением при виде себя с бантом на макушке, — знак согласия с жизнью и удовлетворённости своей жизнью.

Случай

Встречу, без которой ничего бы этого не было, о. Сергий называет ни много ни мало промыслительной. Состоялась она в больнице, куда он пришёл делать УЗИ. По законам жанра можно догадаться, что врачом-«узистом» оказалась Людмила Леонидовна.

«Ему нужно было делать УЗИ в динамике, то есть через некоторое время повторить обследование. Через некоторое время — это примерно через месяц. И вот я удивилась, буквально дней через десять он появился снова», — вспоминает Людмила Леонидовна.

Они вполне могли бы встретиться как-то иначе, при других обстоятельствах, потому что и он, и она ходили в церковь, правда, у каждого был свой любимый храм. Но, как говорится, случай — один из псевдонимов Бога, и к «случайности» в виде УЗИ в динамике вела долгая череда событий — одно то, что Людмила Леонидовна попала в Тамбов из Алма-Аты, да ещё через много других городов, уже говорит о том, что всё произошло именно так, как должно произойти.

«Я молился о том, чтобы встретить свою будущую супругу. И Люда тоже молилась о замужестве», — приоткрывает секрет предопределённой встречи о. Сергий.

Патриархат?

Правда, тогда он ещё не был «отцом». Два важных события произошли одно за другим»: в сентябре Сергей и Людмила поженились, а в октябре он стал студентом Тамбовского духовного училища. О времени учёбы, а также и о времени начала семейной жизни у него только самые светлые и радостные воспоминания. Преподаватели были прекрасные, атмосфера тёплая, а гуманитарные, по сути, науки давались ему, инженеру, на удивление легко.

Может, поэтому он даже к экзаменам мог готовиться в любых условиях — не в тишине и за столом с разложенными конспектами и книжками, а качая одной рукой коляску. Была такая сессия: старшей дочери полтора года, младшей несколько месяцев…

Жена уходила гулять со старшей дочерью, а он сидел с коляской, читал, а как только в коляске начиналась лёгкая возня, принимался укачивать, не отрываясь от книжки. Просто классическая студенческая семья! Достаток тоже был практически «студенческий», да и потом ещё долго оставался очень скромным.

«Я даже представить не мог, что у нас будет машина», — замечает сейчас о. Сергий.

После окончания училища, когда он уже служил на приходе (и учился заочно в Духовной семинарии), поменялось не многое. Когда он служил в Инжавине, где только открывался приход, всей семье пришлось временно жить в номере местного санатория. В Котовске с жильём всё сложилось удачно, но в этом городе о. Сергий был тогда единственным священником и выполнял объём работы, который сейчас приходится там на троих. Сейчас он служит в сельском приходе в Селезнях Тамбовского района, поэтому Людмиле Леонидовне приходится работать «за двоих».

Позже, когда после всех трёх декретных отпусков она окончательно вышла на работу в стационар, ей приходилось и в неурочное время на работу отправляться, и санавиация прямо из дома забирала… Ну а ночные дежурства — это просто часть рабочего графика. В общем, обыкновенный образ жизни врача, но на семью и детей времени и сил он оставляет мало. Так что, выполнив необходимый минимум и защитив кандидатскую диссертацию, Людмила Леонидовна перешла на более спокойную, пусть и менее оплачиваемую и, может, не столь увлекательную работу.

«Это был осознанный шаг, мы решили, что семья для меня важнее», — говорит Людмила Леонидовна.

Решение, принятое ею, лучше всяких слов подтверждает то, как строятся взаимоотношения внутри этой семьи. Да, там патриархат, и, согретый мудростью и добротой супруги, он становится настоящим семейным ладом.

Составляющие счастья

«…В Котовске, когда жили, дети его, можно сказать, не видели, столько работы было. Он уходил, когда они ещё спали, возвращался, когда уже спали. Случалось, приходил раньше, ложился отдохнуть, и дочери, заметив на вешалке подрясник, радостно кричали: «Папочка дома» — ну и отдохнуть не получалось. В то время, чтобы он мог прийти в себя перед службой, мы с детьми в любую погоду гуляли часа полтора», — вспоминает Людмила Леонидовна.

Но было бы совсем неправильно обращать внимание только на трудности. Тогда же в Котовске при храме действовала воскресная школа, там устраивали рождественские и пасхальные праздники для детей. В таких мероприятиях с удовольствием участвовали и дочери.

Заложенная тогда широта интересов сохранилась и в школьные годы. Например, Мария музыкой занималась и в журналистике себя пробовала. А когда пришло время выбирать будущую профессию, пришлось как следует думать и взвешивать. Но выбор сделать не получалось.

«Тогда я сказал, давайте всей семьёй будем молиться. Читали акафист архистратигу Михаилу. Через какое-то время Мария определилась — будет экономистом», — рассказывает о. Сергий.

Молитва — естественная часть жизни этой семьи. Более того, по мнению о. Сергия, это один из признаков семьи — люди молятся вместе и друг за друга, поддерживая даже на расстоянии.

…Да и главное не «исполнение желаний», а выражение доверия Господу Богу, к которому обращаешься в молитве, выражение готовности принять Его волю и быть с ним, причём готовность эта проистекает не из «обязанности», а из любви.

«Верующий от одиночества не страдает, он всегда с Богом», — заметила Людмила Леонидовна, когда мы говорили, трудно ли верующим людям создать семью и как они переносят одиночество.

А вот семью создать непросто. Без единства взглядов это невозможно, а взгляды у верующих и неверующих часто очень разнятся. Но в том, что касается семьи, верный взгляд, как считают о. Сергий и Людмила, один: семья — навсегда. Это не «партнёрство», не «проект», который может длиться некоторое время, а потом закончится.

Семья — это на всю жизнь, это самое важное, что есть в жизни, и в известном смысле — сама жизнь, а её нельзя начинать и заканчивать снова. Она дана человеку Господом для труда на пути в Царствие Небесное, но и для радости тоже. …И не из этих ли составляющих получается счастье и лад?

Читайте также: Многодетные в одночасье

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*