18 литров крови

Именно столько сдал Дмитрий Зотов за годы донорства

Кровь, вопреки одному из связанных с нею суеверий, не передаёт при переливании ни привычек, ни характера или каких-то других качеств донора. Это настолько нормально, что трудно даже говорить, как, мол, это хорошо. Чуть-чуть жаль, что не передаёт она привычек и склонностей, потому что таким образом передавалась бы и склонность к донорству. Но, пожалуй, так было бы в каком-то смысле нечестно, ведь серьёзное решение человек должен принимать всегда сам. В действительности всё именно так и происходит. А случайности — большинство доноров приходят к этому благородному делу всё-таки случайно — можно рассматривать как закономерность.

Не стал отказываться

Случай, который привёл к донорству Дмитрия Зотова, можно считать классическим — какой-то женщине то ли после операции, то ли после кесарева сечения — сейчас уж и не вспомнить, времени много прошло, — требовалась кровь для переливания. Многие помнят практику тех лет: если нужно переливание, то родственники больного получали направление, чтобы сдать кровь самим и привести несколько безвозмездных доноров. Найти доноров в ближайшем окружении удавалось не всем, и тогда начинали искать расширяющимися кругами. Вот в такой круг Дмитрий тогда и попал.

«Попросили, я не стал отказываться. Интересно было, как это — кровь сдавать, как вообще вся процедура происходит», — говорит он.

Потом всё это немного забылось, но окружающие, оказывается, запомнили, что он когда-то добровольно сдавал кровь, и когда кому-то вновь начинали требоваться доноры, обращались к нему. Так сдал второй, третий, пятый раз, и стало ясно, что он теперь не просто хороший человек, но именно донор. Пожалуй, главным отличием донора от просто хорошего человека можно считать то, что он готов помочь всегда, даже если ему это не очень удобно. Единственное, чем приходится поступиться, — это время, потому что в целом процедура продолжительная.

«В зале, если сдаёшь кровь, находишься всего минут десять, но в общей сложности на станции переливания нужно провести несколько часов. Обычно, приходя около восьми часов утра, я ухожу примерно в полдень», — говорит Дмитрий.

Делать добро безвозмездно

Впрочем, для того, кто в самом деле настроен совершить настоящее доброе дело, такие препятствия не останавливают. Правда, случается, что при виде иглы, нащупывающей вену, кто-то сползает в обморок. Дмитрий помнит, как такие казусы приключались с некоторыми его знакомыми, ведь человек не всегда властен над организмом, который имеет свои капризы. В таких простых случаях обычно достаточно ватки с нашатырём, чтобы новоиспечённый донор двинулся по своему пути дальше.

Желающих и готовых преодолевать эти небольшие неудобства на Тамбовщине немало, так что в области уже более десяти лет нет ни родственного донорства, ни донорства платного. Постоянных кадровых, можно сказать, доноров сейчас около четырёхсот, и при необходимости, если возникла какая-то чрезвычайная ситуация, медики просто могут пригласить на станцию переливания необходимое количество людей.

Вспоминая времена платного донорства, которые он ещё застал, Дмитрий замечает, что тогда в очереди почти всегда поблизости оказывались люди, весь вид которых говорил о том, что они здесь не из высоких побуждений, а только для того, чтобы добыть немного денег и «привести здоровье в норму». Во многом именно борьба с этим явлением привела к отказу от практики платного донорства.

«В сущности? безвозмездное донорство всё-таки тоже не совсем бесплатное, ведь донор получает талон на обед в определённом кафе, причём большинство предпочитает брать денежную компенсацию», — замечает Дмитрий, рассказывая о мерах поддержки доноров.

Для многих начинающих доноров, особенно для студентов, одной из наиболее привлекательных форм поддержки, а вернее, одной из социальных гарантий, является дополнительный день отдыха за каждый день сдачи крови. Да и для работающих, которые обычно прибавляют эти дни к отпуску, они тоже отнюдь не лишние, а если производственная необходимость требует выйти на работу в день сдачи, то это тоже компенсируется дополнительным днём отдыха в другое время.

«Как-то дней десять «донорских» вот так накопились», — вспоминает Дмитрий.

Не стоит спешить ему завидовать, ведь эти дни не подарок, а способ поддержать организм донора и сказать спасибо самому человеку.

«Прямо сказать, я не чувствую никаких последствий после сдачи крови. Наверное, при моих почти ста килограммах веса потеря некоторого количества крови незаметно проходит», — улыбается Дмитрий.

Обычное необычное

За время донорства случалось всякое, в том числе и нештатные ситуации. Например, сдавал он как-то кровь на плазму. В этом случае из крови выделяют плазму, а то, что остаётся, возвращают в организм, таких циклов может быть несколько. Процедура более длительная, чем обычная донация, да и ощущения необычные, потому что возвращается кровь охлаждённая. Но в тот раз, о котором вспоминает Дмитрий, это интересное ощущение ему испытать не привелось: у пакета с кровью нарушилась целостность. Он протёк, проще говоря, и переливать эту кровь обратно донору было, разумеется, нельзя. Предложили прокапать физраствор, но Дмитрий уже спешил и ждать не стал. Говорит, обошлось совсем без последствий.

Но недавно одно из «последствий» регулярной сдачи крови и её компонентов всё же наступило: в День донора Дмитрий Зотов был награждён почётным знаком. И этот факт позволяет примерно, не обращаясь к донорской книжке, подсчитать, что за годы донорства он сдал примерно 18 литров крови, то есть больше, чем её есть в организме.
Однажды он оказался в том самом «банке», где хранится донорская кровь. Оказывается, в замороженном виде она почти оранжевая. Это, конечно, неважно, но впечатление производит. Но главное, что банк этот заполнен, «недостачи» в нём нет, в том числе и благодаря Дмитрию Зотову, благодаря обычным людям, в число которых войти может почти каждый.

Читайте также: Быть полезным людям и обществу

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*