Его девиз на знамени «Дух доблести, храни»: к 200-летию поэта Алексея Жемчужникова

Алексей Жемчужников едва ли не единственный пример одарённого русского поэта, издавшего своё собрание стихов лишь на 71-м году жизни. Большая популярность пришла к нему уже на склоне лет. Поэта даже избрали Почётным академиком Петербургской Академии наук. Но возбуждающий литературное честолюбие фейерверк лестных эпитетов не вскружил ему голову. Он не утратил трезвой самооценки, как бы предвидя последующие (после смерти) капризы славы.
Прочтя у оценщиков от литературной критики, что «Жемчужников, хотя и талантливый мастер русского слова, но воин рядовой и поневоле», хочется утешиться афоризмом Козьмы Пруткова: «Добродетель служит сама себе наградой; человек превосходит добродетель, когда служит и не получает награды». Так что, верно служа русской литературе, Алексей Жемчужников превзошёл добродетель.

Имя нарицательное

В России найдётся мало тех людей, которые хотя бы раз в жизни не слышали знаменитый литературный афоризм: «Никто не обнимет необъятного». Да и имя «сочинителя» сей крылатой фразы порой не искушённому в литературе человеку даже более известно, нежели имена его создателей. Ну, кто не знает Козьму Пруткова?! Вот уже полтора столетия, как это имя на литературном небосклоне, и с тех пор давно стало нарицательным. А о забвении, которое, кстати, ему пророчили после окончания жизненного пути, даже не может быть и речи. Более того, афоризмы Козьмы Пруткова, изданные книжкой карманного формата, можно встретить у многих людей как жизненно необходимый повседневный атрибут.

Мне не раз приходилось сталкиваться с таким парадоксом: люди, имевшие при себе «Плоды раздумья» Козьмы Пруткова и цитировавшие их налево и направо, делали «огромные глаза», когда вдруг узнавали, что Козьма вовсе и не Козьма, а гениальная мистификация, да ещё очень давняя. Невероятный, но очевидный факт: писатель, никогда не существовавший, оказался живее многих живых. И, скорее всего, это произошло потому, что ему одному были подарены таланты аж четырёх даровитых мастеров слова.

Блистательный розыгрыш

Легенды о многочисленных проделках родных братьев Алексея, Владимира и Александра Михайловичей Жемчужниковых и их двоюродного брата поэта Алексея Константиновича Толстого в XIX веке в высшем свете охотно передавались из уст в уста.

Но о самом блистательном розыгрыше братьев многие узнали лишь десятилетия спустя, после его завершения. Неведение многочисленных читателей объяснялось тем, что к моменту выхода в свет первого произведения Козьмы Пруткова все четверо, а особенно поэты Алексей Толстой и Алексей Жемчужников, были известны как самостоятельные литераторы, которые неоднократно печатались в толстых журналах.

Да и тайна «рождения» Козьмы, естественно, тщательно скрывалась. Лишь единицы догадывались, кто прятался под фамилией Прутков. Да и то потому, что на протяжении девяти лет существования этого автора на страницах печатных изданий, среди «туповатых», «пошловатых», «нелепых» сентенций Пруткова, нет-нет да проскакивали превосходные рифмы и глубочайшие мудрые высказывания. Они явно шли вразрез с образом знаменитого самодовольного чиновника и пародиста, решившего побаловаться литературой. Вдумчивый читатель под верхним слоем якобы бытовой шуточной фразы «В спёртом воздухе при всём желании не отдышишься» видел глубоко скрытый ядовито-сатирический смысл.

Органичная связь меткой сатиры и словесных (от переизбытка сил!) дурачеств, которыми развлекались весёлые аристократы, представляло собой некое хитросплетение глубокой народности и высочайшей образованности творцов Козьмы Пруткова. И о, ирония судьбы! Созданный в шутку писатель своей славой, пожалуй, превзошёл и знаменитого Алексея Толстого, и, тем более, Алексея Жемчужникова, которого многие литературоведы сегодня считают всё-таки представителем «второй обоймы».

Что имеем – сохраним?

Будучи поэтом «не особой важности» и для официальных лиц Тамбова второй половины двадцатого века, Жемчужников ни славным именем, ни значимостью своего творчества для русской литературы, ни тем, что последние 18 лет жизни провёл в нашем городе, не смог остановить городских чиновников при решении снести его дом. Тут ли не вспомнить прутковский афоризм «Что имеем, не храним; потерявши – плачем».

Правда, впоследствии в воздвигнутом здании Сбербанка РФ на территории, где стоял жемчужниковский дом, руководство этого учреждения в память о писателе решило организовать музей. Он расположен в фойе центральной части банка и сегодня представляет собой экспозицию, созданную при содействии сотрудников Тамбовского областного краеведческого музея и посвящённую жизни и деятельности Алексея Жемчужникова. Увековечено имя поэта и в названии улицы Октябрьского района города Тамбова.

В этом году исполнилось 200 лет со дня рождения Алексея Михайловича Жемчужникова. Его мы можем с полным правом назвать своим земляком. Литератор немало времени прожил в Тамбове и в Ильиновке, имении мужа старшей дочери Жемчужникова Михаила Боратынского в Кирсановском уезде Тамбовской губернии. За 18 лет на Тамбовщине Алексей Жемчужников сочинил немало произведений.

Именно в Тамбове поэт написал в 1897 году стихотворение «Завещание», в котором есть строчки:
На знамя, средь толпы, наткнулся я ногою.
Я подобрал его, лежавшее в пыли,
И с той поры несу, возвысив над толпою,
Девиз на знамени «Дух доблести, храни».

Рыцарь, а не попутчик

Жемчужников был рыцарем доблести и чести. Ироничной поэзией и едкой сатирой басен и пьес Алексей Михайлович обличал пороки общества и людей. Он мог позволить себе в конце жизни горько воскликнуть:
О, как живуча в нас и как сильна та ложь,
Что дух достоинства ест, будто дух крамольный!
Она — наш древний грех и вольный и невольный;
Она — народный грех от черни до вельмож.
Там правды нет, где есть привычка рабской лести;
Там искалечен ум, душа развращена…

Произведения Алексея Жемчужникова советские литературоведы не относили к шедеврам гражданской лирики в демократический период русского освободительного движения. Ибо поэт был противником революционных насильственных идей.

За сатиру же, которой Жемчужников всю долгую жизнь (87 лет) так метко хлестал и высмеивал несправедливость и недостатки окружающей действительности, они скромно именовали его попутчиком демократии. Не вписывался поэт своим происхождением из старинного и богатого дворянского рода, с благополучным детством, домашним воспитанием до 14 лет в счастливой семье, с его высокой образованностью, полученной в петербургской гимназии и училище правоведения, а затем и службой в Сенате, в выстроенный ими шаблон демократического литератора.

И в попутчики-то Жемчужников попал лишь потому, что, прервав блестящую карьеру чиновника и бросив службу, полностью отдал себя поэтической деятельности. А вот как раз литературная судьба Алексея Жемчужникова сложилась нелегко. Писать стихи он начал в детстве, а в печати они впервые появились только в 1850 году. Прутковские пародии принесли славу больше Козьме, нежели Жемчужникову. Произведения поэта хотя и появлялись в печати, но редко. По разным причинам (проживание за границей, где не писалось; болезнь и смерть жены) в творчестве Алексея Михайловича были длительные перерывы.

Тамбовское вдохновение

К систематическим литературным занятиям Жемчужников, по существу, приступил в 70-е годы. С того времени стихи, басни, поэмы, драмы более-менее регулярно стали появляться в печати. Произведения, написанные в Ильиновке и Тамбове, составили, изданные на склоне лет Жемчужникова, две книги стихов — «Песни старости» и «Прощальные песни».
Именно в последние годы жизни на Тамбовщине Алексей Михайлович написал:

О, когда б мне было можно
Упредить мой день последний!
Чтоб, ещё владея духом,
Не больным, не помрачённым,
Я успел пойти проститься
С милой матерью-землёю.
В благодатную погоду
Выйду я на воздух сельский;
И, укрытый тёмным лесом,
Иль среди полей пустынных,
Так я с ней прощаться стану:
А в другом стихотворении – «Родная природа» — Жемчужников признался:
О леса шум; о, шорох нивы;
О, жизни веющий покой!
С меня мгновенно, как рукой,
Сняла деревня гнёт тоскливый.
Как лет уж несколько назад,
Опять среди родной природы,
И глубоко старческие годы
Я жизнь люблю, я жизни рад.

Читайте также: Лезен-пьеса Олега Алёшина и Семёна Золотухина «выстрелила» в Тамбовском молодёжном театре

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*