Светлана Слегтина: «Если я поднимаю в воздух 317 тонн, то почему мне не поднять Тамбовщину?!»

Лётчица из Мичуринска намерена раскачать российский парламент

Наша землячка Светлана Слегтина — не просто лётчица, а единственная девушка-пилот самого большого на сегодняшний момент двухмоторного лайнера «Boeing-777». За его штурвалом девушка легко и ювелирно поднимает в небо эту 317-тонную машину. Пилоты-мужчины, порой скрывая ревность, дружно уважают Светлану за мастерство и профессионализм, а она показывает и доказывает девушкам, что при желании и настойчивости всё возможно, если очень захотеть.

Что и говорить, думала ли Света в детстве, глядя в небо, что когда-то станет оттуда с высоты смотреть не только на родной Мичуринск, но взирать на приближающиеся огни Нью-Йорка, Лос-Анджелеса или Парижа? Абсолютно несбыточная мечта! А в том небе детства кружился разноцветный спортивный самолётик, закладывая виражи мечты.

А что так объединяет людей, как не мечта? На встрече с представителями женского бизнеса, что состоялся в коворкинг-пространстве тамбовского центра «Геометрия бизнеса», разговор шёл как раз о мечтах. О том, как много общего в достижении цели у женщин, если они выбирают путь в небо или в сферу бизнеса. И о том, что заставило пилота международных авиалиний выбрать путь политика — ведь Светлана Слегтина стала финалистом конкурса «Лидеры России» и теперь баллотируется в Государственную думу. Не просто так, а чтобы изменить и раскачать её, ни больше ни меньше!

Небо стального цвета

Помните детский стишок Сергея Михалкова: «…Мама — лётчик, что ж такого?!» На самом же деле до сих пор авиация считается не женской профессией, и если взять ситуацию по России, то среди тысяч лётчиков женщин наберётся от силы полторы сотни. Да и то, в основном на местных и, если так можно сказать, второстепенных авиалиниях. Так что путь в небо для Светланы Слегтиной оказался непростым и не прямым. Родители не были связаны с авиацией, но ещё в школе Света пошла в аэроклуб. Сначала за компанию с одноклассником, а когда ощутила небо, что называется, оказавшись в нём, поняла, что это её стихия.

Только вперед: аэроклуб в Мичуринске, прыжки с парашютом на аэродроме под Горелым, Сасовское лётное училище под Рязанью. И наконец работа пилотом Красноярской авиакомпании «Красавиа». И пусть это был лишь небольшой чешский самолёт для местных линий L-410, но это была настоящая и увлекательная страница в жизни, в прямом смысле как в песне «Под крылом самолета о чём-то поёт зелёное море тайги…».

Но… наступил 2014 год, события на Украине, санкции, экономический кризис, падение рубля, подорожание топлива и чувствительный удар по авиации. «Красавиа» не стала исключением: полёты сократились, зарплата упала до минимума в восемь тысяч — и никаких перспектив. Директор компании, встречая в коридоре Светлану, которой уже тогда была не чужда общественная активность, сразу издалека говорил: «Денег нет!»

Их действительно не было. Но, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Светлана поехала в Москву — покорять столицу и покорять небо. Обивала пороги ведомств, выслушивала привычное «Женщин не берём!», но шла напролом. Почти все свои скромные сбережения потратила на курсы технического английского языка, а жила прямо в одном из терминалов аэропорта Шереметьево — чтобы снять нормальное жильё, денег просто не было. Однако игра стоила свеч. Светлана доказала, что не просто может пилотировать самый крутой двухмоторный лайнер, каким является «Боинг — три семёрки», как его любовно называют лётчики, но и может это делать не хуже любого мужчины в крупнейшей в России авиакомпании «Аэрофлот». И теперь на крыльях мечты пересекает океаны и континенты, связывая людей друг с другом на всём земном шаре.

Политика как искусство невозможного

«Почему я пошла в политику? Меня часто об этом спрашивают. Действительно, зачем с неба, о котором столько мечтала, идти в думу на «скучные заседания»? Но в том-то и дело, что я хочу и надеюсь внести в эту думу живую струю. И, кстати, в политике, как и в авиации, у нас очень мало женщин, а жаль. Ведь не зря говорила Маргарет Тетчер, что если ты хочешь о чём-то поговорить, обращайся к мужчине, а если хочешь что-то практически сделать — имей дело с женщиной. Сейчас я управляю самолётом, но я хочу взаимодействовать с людьми в том смысле, чтобы жизнь их изменилась к лучшему. А в нашей жизни много вопросов, которые мужчины не поднимают. То ли не заинтересованы, то ли считают их не столь важными. А женщина должна поднять. Это и вопросы домашнего насилия, и наказаний за определённые преступления, и социальные проблемы, которых очень много и они требуют решения», — считает Светлана.

Что же касается Тамбовской области, то идти на выборы в Госдуму именно от родного региона тоже было решением не случайным. Хотя многие советовали идти от того же Красноярска, где Светлану хорошо знают, учитывая, что в Сибири проблемы авиационного сообщения имеют особое значение — во многие города и районы «только самолётом и можно долететь…», а самолётов не хватает.

— Но я подумала: если я пойду не от Тамбовщины, то ни в Мичуринске, ни в Тамбове, ни в любом другом уголке родной области земляки меня просто не поймут. Поэтому надеюсь на поддержку, а проблемы будем поднимать на государственном уровне, касающиеся разных регионов, но Тамбовщине, конечно, особый приоритет..

— Но Светлана, ведь в Госдуме, в правительстве на ваши запросы и предложения могут ответить знакомой фразой «Денег нет!»

— В том-то и дело, что легче всего ответить «Денег нет», и их действительно часто не бывает. Но это вовсе не означает, что их не надо искать. А если искать хорошо, то всегда можно найти. Ведь находятся же средства на проекты и закупки, без которых в нынешней ситуации вполне можно обойтись. Безусловно, в каждой конкретной ситуации надо разбираться отдельно, всё взвешивая. Но если ничего не искать, ничего не делать, не пытаться, то тогда точно ничего не будет! А я хочу, чтобы было. Например, школа начальной лётной подготовки, которая была в Тамбове при лётном училище имени Марины Расковой, но была закрыта. Или почему бы не реконструировать Тамбовский аэропорт, сделав его международным аэропортом? И это вовсе не фантазия, это можно сделать, потенциальные возможности наших воздушных ворот города это вполне позволяют. О политике много говорят нехорошего. Но политика, как я считаю, это всё-таки искусство невозможного, которое нужно сделать возможным. Если очень захотеть.

— Светлана, вы уверены в своих силах?

— Если я поднимаю в воздух 317 тонн, то почему мне не поднять Тамбовщину? Хоть в какой-то сфере, в каком-то аспекте, зависящим от меня, но поднять, чтобы людям стало лучше. Так вот просто и сложно, но возможно!

Читайте также: Умницы и красавицы: тамбовская молодёжная политика в лицах

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*