Виктория Дзидзан: «В театр я пришла из любви к слову»

К 75-летию заслуженной артистки России Виктории Дзидзан

Когда речь заходит об актёрах Мичуринского драматического театра и их самых ярких ролях, коих у этих замечательных служителей Мельпомены не мало, то относительно заслуженной артистки России Виктории Дзидзан у меня есть своё предпочтение. В своей жизни я видела достаточно много постановок чеховского «Вишнёвого сада». Но такой потрясающей Шарлотты, какой её сыграла Виктория Леонидовна, я не видела ни до, ни после неё.

Для меня Дзидзан в образе Шарлотты – стопроцентное попадание в этот весьма непростой и загадочный чеховский образ. У этого персонажа не так много слов, но зритель услышал Дзидзан, у героини весьма экстравагантный вид и эксцентричные выходы, но публика поняла и приняла её Шарлотту. А уж точкой наивысшего восхищения стал выполненный актрисой, за плечами у которой десятки лет, шпагат.

Виктория Леонидовна рассказывает, что когда режиссёр предложил в шутку проделать этот трюк, она взяла и сделала. Да, актриса может пожаловаться, что и возраст даёт о себе знать, и органон (так она называет свой организм) может возмутиться. «Но актёр это такая профессия, для которой не важно, что что-то болит, где-то скрипит. Ты выходишь на сцену и обо всё должна забыть, — убеждена Дзидзан. – Да, я постоянно делаю зарядку. Ну что там греха таить, не всегда хочется её делать. Всё время себя преодолеваешь, но когда преодолеваешь – радостно: «О, смотри-ка, какая ты сегодня молодец».

Поэтому, чтобы не творилось внутри, на людях Виктория Дзидзна – эталон изящества, грациозности и вкуса во внешнем облике. Сразу видно перед тобой Актриса.

Бедность – не порок

Хотя, как признаётся Виктория Леонидовна, её родители были простыми людьми, далёкими от творчества. Отец работал шофёром, а мама секретарём в воинской части, которая базировалась в западной Украине.

«Отсюда и такая папина фамилия, — рассказывает Дзидзан. – Хотя родилась я в Смоленске. Мама приехала к подруге, которая жила в этом городе, и там я родилась. Шесть лет мы прожили в городе Чортков на Тернопольщине, а затем родители переехали в Смоленск, где и прожили до конца жизни».

В послевоенное время, хотя родители и служили в воинской части, жилось семье несладко. Отца постоянно сокращали, и он подолгу сидел без работы. Кормила всю семью мать Дзидзан, которая очень хорошо шила.

«Это мама привила мне вкус, — объясняет Виктория Леонидовна. — Она умела одеваться. Мы жили бедно, но она могла из кусочков ткани делать красивейшие платья. И я с раннего детства ей помогала, например, швы обмётывала и многое другое делала. И знаете, в жизни мне это пригодилось. Актёрская зарплата маленькая, мне часто приходилось самой наряды создавать. И вязать, и шить. Что-то и теперь делаю для себя своими руками».

Много позже мама рассказывала Виктории, как всегда удивлялась тому, что дочь ничего у неё не просила в молодости.

«А как я могла просить? – продолжает Дзидзан. – Я же видела, как им трудно, что у нас ничего нет. Жили очень-очень бедно. Папа и мама и дом-то строили вдвоём, своими руками».

Души прекрасные порывы

Зато юность, которая у Виктории прошла в Прибалтике, по мнению актрисы, была у неё красивой. После школы судьба забросила девушку в Даугавпилс.

«Не буду вдаваться в подробности, но там я прожила пять лет. И всё время занималась самодеятельностью, участвовала в различных мероприятиях, концертах, конкурсах», — вспоминает Виктория Леонидовна.

И однажды Дзидзан на одном из прибалтийских конкурсов по художественному чтению, где участвовали молодые чтецы из Литвы, Латвии и Эстонии, заняла первое место. Для выступления она выбрала рассказ про цыганку, «Нунчу» Горького. Девушка очень любила подобные страсти. Сегодня Дзидзан над собой той юной посмеивается, как в молодости обожала всё страстное – фильмы, танцы, стихи. Поэтому много смотрела индийских фильмов.

«Моей заветной мечтой было побывать в Индии, — признаётся актриса. — И знаете, я съездила, правда, в Шри-Ланку. Но это сходные культуры».

Заняв первое место в чтецком конкурсе, девушка окончательно убедилась, что хочет стать актрисой. Виктория едет в Ригу и поступает на театральный факультет Латвийской государственной консерватории им. Я. Витола. Будущих актёров обучали в консерватории, так как считали, что они должны быть всесторонне развиты: уметь и петь, и танцевать, и играть на инструментах.

«Наше общежитие располагалось в старинном особняке. В каждой комнате стояло пианино. На нём мы и учились играть. Постоянно ходили на все концерты, в цирк, обязательно в Домский собор слушать орган. Для нас, будущих артистов, вход был бесплатный. В общежитии в комнатах проживало по пять девушек. Общение с девочками-латышками мне очень многое давало для воспитания. Прибалтика — это высокая культура поведения. Вот, к примеру, маленькая деталь. Каждая девушка имела деревянный подносик и шесть кофейных чашечек. И когда они собирались вместе, то пили кофе из этих чашечек. Им культуру с детства прививали. И я тянулась за ними. Все мои соседки по комнате умели прекрасно вязать. И меня научили», — рассказывает Виктория Леонидовна.

Дзидзан училась в Риге у Аркадия Каца. И так случилось, что судьба их вновь свела через 40 лет в Тамбове, где Аркадий Фридрихович поставил в драматическом театре несколько спектаклей. Это были очень приятные встречи и для учителя, и его бывшей студентки, ставшей прекрасной актрисой.

Мичуринский театр

В 1971 году Виктория Дзидзан окончила обучение и девять лет провела в поисках своего театра. Она играла в труппах республиканского драматического театра Бурятской АССР в Улан-Удэ, в областных драматических театрах Усть-Каменогорска, Абакана, Бийска. А в 1980 году судьба привела актрису в Мичуринск. Свой выбор она объясняет тем, что «был прямой поезд Мичуринск-Смоленск, и легко съездить к родителям, которые остались жить в Смоленске, но теперь и они ушли в мир иной, и поезд отменили».

Но Мичуринский драматический театр Виктория Дзидзан уже не хотела менять ни на какой другой. В нём она служит уже более 40 лет.

«Мне очень повезло в жизни, — считает актриса. — Я много играла в классике. За театральную жизнь почти всего Островского переиграла. Некоторые актёры, проработав всю жизнь в театре, с Шекспиром так и не сталкивались. А я играла Катарину в «Укрощении строптивого», много мольеровских персонажей сыграла. В Мичуринске мне и с Чеховым повезло. А классика даёт актёру многое. Потому что в ней хороший ролевой материал. В ней есть что играть».

Правда, в молодые годы Виктория Дзидзан, так как была очень внешне привлекательной, немало сыграла и сказочных героинь, принцесс и королев. А затем ей стали поручать и лирических героинь. Позже, особенно с возрастом, режиссёры разглядели в ней и характерную актрису.

Самые разные роли

Так в её актёрском багаже появились колоритная обитательница дома престарелых, самоизбранный лидер Мария из постановки «Выходили бабки замуж»; внешне расчётливая, равнодушная к детским надеждам Фея — хозяйка магазина игрушек из «Путешествия Голубой стрелы»; эксцентричная Шарлотта в «Вишнёвом саде» и забавная Софья Львовна из постановки «Когда спящий проснётся». За исполнение роли наивной и непосредственной тётушки Матильды из романтической притчи

«Дикарь» Виктория Дзидзан была отмечена на фестивале «Итоги сезона» и удостоена именной звезды на Аллее Звёзд в Тамбове.

С большим удовольствием актриса играла Памеллу в спектакле «Дорогая Памелла».

«Роль очень большая, и ты всё время на сцене, — говорит Виктория Леонидовна. — Но я никогда не уставала. Уходила после финала окрылённая, так мне легко было. А иногда бывает эпизод, а ты выходишь из театра вся выжатая. По разному бывает. Но я никогда не слушаю критиков. Сама знаю, где хорошо, а где плохо сыграла. Я очень критично к себе отношусь, потому что самоедка».

К прошлому юбилею Виктория Дзидзан получила большую бенефисную роль — миссис Пайпер в постановке «Идеальное убийство» по мотивам произведения английского драматурга Джека Поплуэлла. Спектакль пользовался огромным успехом. В газетах тогда написали: «Роль детектива блестяще удалась Виктории Дзидзан. В исполнении юбилярши миссис Пайпер получалась искромётной, яркой и на редкость оптимистичной».

Но Виктория Леонидовна готова играть самые разные роли. Так в спектакле «Три мушкетёра» актриса выходит в небольшой роли фрейлины. Дзидзан признаётся:

«Спектакль получился большой и сложный. Но, как я шучу над собой: центральной роли у меня нет, хотя оставили при дворе. Вот так себя успокаиваю. Эпизодическая роль это тоже очень ответственно. Надо выйти вовремя и сделать то, что от тебя требует режиссёр».

Такова актёрская профессия. Но, несмотря на то, что одна роль даётся легче, другая — труднее, каждая для Виктории Леонидовны любима.

«Чем труднее, тем больше ты её любишь, — поясняет актриса. — Поэтому театр – это любовь. Она движет, и никуда от этого не уйдешь, это твоя жизнь. Вам признаюсь: я люблю и ненавижу свою профессию. Люблю за то, что можно летать, как на крыльях. Испытываешь счастье, когда постигаешь роль, достигаешь желаемого результата, и зритель тебя понимает. А ненавижу за то, что это очень зависимая профессия. Актёр зависит от режиссёра. Не ты выбираешь роль, а играешь, что дадут. И тебе не всегда могут дать, что ты хочешь. И партнёров ты не выбираешь. В жизни ты можешь в гости к нему не ходить, за одним столом не сидеть. А на сцене обязана и целовать, и обнимать его».

Востребованность

Заслуженная артистка РФ, лауреат областной премии им. И. Н. Марина Виктория Дзидзан и сегодня востребована в театре. Она выходит на сцену в спектаклях «Старшая сестра», «Кошки-мышки», «С любимыми не расставайтесь», «Чем дальше мы уходим от войны» и другие.

А всего за долгую театральную карьеру Виктория Дзидзан сыграла почти полторы сотни ролей. Но, если учитывать ещё и её моноспектакли, и чтецкие программы, то цифра будет гораздо больше. Викторию Леонидовну с её авторскими программами «Мой Пушкин», «Великая Победа», «Романсы моей души», «Стихи поэтов Серебряного века» и многими другими приглашают в библиотеки, школы, ветеранские организации.

Как утверждает актриса:

«В театр я пришла из любви к слову. Потому что слово в жизни человека очень многое значит. Пусть эта фраза изъезженна, но она верна: словом можно и убить, но и поднять человека со смертного одра. Мои программы заставила делать беда, когда начались в театре простои. А у творческого человека душа и мозги должны работать. Если я живу, значит чувствую, и я должна отдавать это. Делиться с людьми тем, что я поняла в этой жизни. И тут опять помогла любовь к слову. Я стала делать программы. В них я сама себе и режиссёр, и музыкальный редактор. А сколько книг приходиться перелопатить. И чем больше я живу, тем больше понимаю, как я мало знаю».

А ещё судьба подарила Дзидзан встречу с молодёжью. Викторию Леонидовну двадцать лет назад пригласили в аграрный университет заниматься со студентами художественным словом. Поначалу она думала, что из затеи ничего не выйдет. Но на занятия стало приходит немало девушек и парней, которым интересна литература, живое слово.

«Знаете, я не строю из себя педагога, — поясняет актриса. — Мы друзья. Я рекомендую студентам что-то почитать. Они делятся со мной мыслями по поводу прочитанного. У меня богатый жизненный опыт, а у них молодость. И мы делимся друг с другом творческой энергией».

Но театр и студенческая студия – это не единственные источники энергии для актрисы. Она любит шить и вязать, создаёт для себя наряды, которых больше ни у кого не увидишь. А ещё любит цветы, разводит фиалки. Дома набралась целая коллекция из самых разных сортов.

«И, конечно, выручает общение, — признаётся Дзидзан. — Меня в городе знают. И смею надеется, любят. Есть и поклонники. Они ходят на мои спектакли, оказывают знаки внимания. И это так здорово».

Читайте также: Почётный вожатый Тамбовщины

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*