Звучарность Сергея Бирюкова

К 70-летию поэта, педагога и литературоведа с мировым именем

Можно по-разному относиться к творчеству Сергея Бирюкова, но никто, пожалуй, не сможет возразить против того, что каждое выступление поэта и критика имеет сильнейшее эмоциональное воздействие на аудиторию. Будь то чтение собственных поэтических творений, или его монологи-размышления о литературе и литераторах. Вот почему залы во время творческих вечеров одного из самых компетентных литературоведов мира по поэтическому авангардизму, которые ежегодно проходят в Тамбове, собирают самую разнообразную публику.

И это несмотря на то, что Сергей Бирюков вот уже более 20 лет живёт и работает в Германии. Правда, он регулярно навещает родные края. И не только потому, что является почётным профессором Тамбовского государственного университета имени Г. Р. Державина, где он читает лекции и участвует в научных конференциях. Но и потому, что на Тамбовщине по-прежнему существует студия «АЗ», часть его Академии Зауми, а следовательно, есть продолжатели и поклонники поэтического авангарда. А именно это литнаправление и является делом всей жизни поэта и литературоведа Сергея Бирюкова.

«Авангард в поэзии можно определить как повышенное напряжение формы. Это испытание возможностей соединения несоединимого», — считает Сергей Евгеньевич. Он и сам лично ощущает творческий подъём, проходя через эти испытания и напряжение особого накала. Это даёт ему силы, как на собственном поэтическом поприще, так и в изучении, пропаганде и продвижении поэтов-авангардистов и прошлого и настоящего. И заслуга в этом нашего земляка оценивается очень высоко во всём мире.

С младых ногтей

Все журналисты, беседовавшие с поэтом, в первую очередь невольно задают вопрос: откуда у него столь рано и ярко выраженная любовь к авангарду?

«Видимо, сыграла свою роль генетика! – размышляет Сергей Бирюков. — Моя мать — Зинаида Никитична Бирюкова — учитель-словесник, была поклонницей Маяковского. Замечательно читала его стихи. И я лет с пяти читал детские книжки Маяковского. Дальше — больше. В отроческие годы я повесил над своей кроватью портрет поэта. Книги Маяковского и о нём каким-то образом постоянно приходили ко мне».

Ещё учась в школе, Сергей начал сотрудничать с тамбовскими газетами, обучался в «Заочной школе юного корреспондента» при областной молодёжной газете «Комсомольское знамя». Получив аттестат, Бирюков поступил в техническое училище, работал аппаратчиком на Тамбовском химкомбинате. На первую зарплату юноша купил 13-томник Маяковского, который стоил 13 рублей! Для Бирюкова это было символично. Так как-то соотносилось с 13-м апостолом, которым себя именовал Маяковский. В этом собрании, в примечаниях было множество имён. Сергей «шёл» по именам и открывал для себя неведомый мир поэзии авангардистов.

Расширению кругозора в авангардном искусстве способствовали и занятия в театральной студии «Бригантина» при областном Доме народного творчества. Её руководитель режиссёр Александр Смирнов очень многое давал своим студийцам, так как был весьма начитанным, образованным человеком. Его подопечные становились не только замечательными актёрами, чтецами, деятелями культуры, но и познавали немало нового из литературы, чего не давали школьные учебники. Сергей, поступив в заочный университет искусств, стал работать методистом по театру в Доме творчества. В это время он пишет уже не только стихи, но и статьи, сценические композиции для театра. В 1970 году Сергей становится лауреатом областного конкурса чтецов, в том же году участвует в областном семинаре молодых поэтов.

А 1 сентября этого же года вообще выдалось очень счастливым. Стихотворение Бирюкова было опубликовано в газете «Тамбовская правда» и он начал учиться на историко-филологическом факультете Тамбовского педагогического института. Этот факультет тех лет с полным правом можно назвать творческой лабораторией. Талантливые педагоги «ковали» такие же талантливые кадры. Среди выпускников филфака 60-70-х очень много успешных поэтов, прозаиков, критиков, литературоведов. Здесь Сергей продолжил с увлечением изучать поэзию авангарда. Уже через год Бирюков написал и защитил курсовую работу «Маяковский и русский футуризм».
Любопытно, что сегодня большинство считает Маяковского классиком, никак не соотнося его с авангардом. А ведь он был футуристом. И складывается парадоксальная ситуация. Исторический авангард, творчество русских футуристов – факт литературной гордости. А из всего пантеона признаётся только Маяковский да, может быть, Хармс. А вот Хлебников – с трудом. Больно сложен. Имена других и вообще не на слуху.
Бирюков, считая Хлебникова гением, выражаясь выспренно, с юных лет положил свою жизнь на алтарь пропаганды его наследия.

«Я для себя определил три этапа-эпохи в русской поэзии. И следовательно, для каждой эпохи есть определяющий поэт, — утверждает Сергей Евгеньевич. — В XVIII веке — это Ломоносов, в XIX веке — Пушкин, в XX веке — Хлебников. То есть, это поэты-фундаменталисты. Собственно всегда кто-то идёт в авангарде, тем самым создавая традицию. И Маяковский — сам крупнейший поэт, без обиняков признавал Хлебникова своим учителем».

Сегодня сам Бирюков находиться в авангарде литературоведов мира, изучающих это направление. А во многих его аспектах и вовсе оказался первым. Творчеству Велимира Хлебникова и других авангардистов, которых, оказалось немало, как в России, так и за рубежом, он посвятил огромное число статей и десяток книг.

В начале было слово

В студенческие годы как внештатный корреспондент Сергей Бирюков сотрудничал с газетами «Тамбовская правда» и «Комсомольское знамя». В молодёжной газете с удовольствием печатали его стихи. Поэтому после окончания вуза и службы в армии Сергея пригласили в «Комсомольское знамя» на работу корреспондентом. А вскоре ему доверили и заведовать отделом.

Жизнь Сергей Бирюкова была всегда, да и остаётся сегодня, насыщенной до чрезвычайности. Но последние десятилетия ушедшего века в его судьбе можно назвать просто творческим фейерверком. Сергей начал сотрудничать с различными газетами и журналами страны, выступал на радио и как лектор общества «Знание», работал в семинаре кинокритиков Союза кинематографистов СССР, был участником совещаний молодых литераторов, проводимых московскими литературными изданиями.


Центрально-Чернозёмное книжное издательство выпустило его первый сборник стихов «Долгий переход». «Поэзию Сергея Бирюкова отличают нестандартность мышления, оригинальность содержания и формы стихов», — убеждена поэт Валентина Дорожкина. Сейчас творческий багаж Бирюкова насчитывает более 20 сборников стихов.
Книгу 2013 года поэт назвал «Звучарность». Но этим, придуманным Сергеем словом, можно охарактеризовать всё его богатое наследие. Ибо и как поэт, и как литературовед, да и как педагог Бирюков посвящает себя изучению и донесению до читателя или слушателя Его Величества Слова.
Недаром поэтическую студию, что Бирюков создал в 1981 году, он назвал «Слово». Она существовала при Доме работников просвещения, и в ней Сергей занимался с литераторами разного возраста. Его студийцы не только писали тексты, но и занимались самообразованием
и просвещением других, устраивали поэтические вечера в книжных магазинах, библиотеках, парках, читали стихи Хлебникова, Кручёных, Гуро и других авторов, с которыми широкая аудитория была практически незнакома. В программу студии непременно входили и поэты, связанные с Тамбовом: Державин, Боратынский, Жемчужников и Ладыгин.

Как литературовед Бирюков глубоко изучил творчество Жемчужникова. Написал вступление к его книге, вышедшей в 1988 году в Москве в издательстве «Поэтическая Россия». Именно Бирюков открыл широкому кругу читателей страны и имя тамбовского поэта-палиндромиста Николая Ладыгина.

Ныне отношение науки к литературному авангарду поменялось кардинально. Выходят академические тома под грифами РАН, проходят конференции, защищаются диссертации. Среди них и кандидатская, и докторская диссертации Сергея Бирюкова, которые он защитил, когда стал преподавать лингвистику в пединституте, затем ТГУ на кафедре русского языка и на кафедре филологии. Имя Бирюкова и среди основателей факультета журналистики в ТГУ.

Радикальный поворот по отношению в поэтическому авангарду начался в 1985 году — в год столетия Велимира Хлебникова. «Я помню первую конференцию 85 года в Астрахани, посвящённую Велимиру, — вспоминает Бирюков. — Это было невероятное счастье. В том же году я провёл вечер Хлебникова в Тамбове. Хлебников всем нам своим столетием открыл дверь в мир». Именно студия «Слово» стала инициатором уникального на тот момент в России вечера к юбилею Хлебникова. А затем последовала серия вечеров «Из истории мирового поэтического авангарда», ставших событием в культурной жизни Тамбова. Впервые в городе прозвучали произведения многих футуристов, дадаистов, показывались слайды картин Казимира Малевича, звучала авангардная музыка. И тогда же сообщество, сложившееся вокруг «Слова», издало несколько номеров собственного машинописного журнала «Неофит».

Академия и академики

Деятельность международной независимой научно-творческой организации «Академия Зауми» неразрывно связана с именем её создателя Сергея Бирюкова. Академия появилась в 90-х. И студия «Слово» при ней преобразовалась в студию «АЗ». На новый уровень работа Академии вышла, когда в 1998 году Сергей Бирюков вместе с семьей переехал в Германию. Сергей Евгеньевич и сегодня преподаёт русскую литературу в городе Галле в Университете имени Мартина Лютера. Он активно занимается популяризацией русского искусства за границей, в частности творчества Хлебникова, выявляет связи и взаимное влияние немецких и русских авангардистов. В Университете Бирюков организовал студенческий театр «DADAZ», в котором осуществил десятки авангардных постановок на русском, немецком, французском, польском, сербском и других языках.

Ныне Академия Зауми объединяет поэтов и учёных мира, пишущих в традициях русского авангарда, а также занимающихся изучением авангардного литературного наследия. В ней состоят авторы из десятков российских городов и других стран. Местные отделения Академии существуют в Белоруссии, Германии, Испании, Польше, Чехии, Болгарии, Бельгии, Китае, Италии, Франции, Голландии, США, Японии. Академия учредила свою премию — международную Отметину имени отца русского футуризма Давида Бурлюка. Она присуждается президентом Сергеем Бирюковым за выдающиеся достижения в области авангардного творчества, исследований текстов и жизнеописаний авангардных авторов, а также за переводы на другие языки, издательскую деятельность.

«Академия Зауми за время существования много раз переформатировалась, — комментирует Бирюков. – Она выступает инициатором различных действий, в том числе вполне академических, как международные конференции, осложненные фестивалями, выпуска научных сборников. В Тамбове продолжает действовать студия АЗ. И мы примерно раз в год делаем там своеобразные творческие отчеты. Об этом можно прочесть на сайте Пушкинской библиотеки».

Читайте также: Виктор Корнеев: «Художник должен стремиться к планетарному восприятию»

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*