И сыр, и дети, и любовь

Москвичи бросили престижную работу и квартиру, чтобы жить на хуторе в Тамбовской области

Дауншифтеры Токаревы

В прошлом году «Тамбовская жизнь» рассказала о молодой семье финансистов Токаревых, которая бросила Москву, квартиру и престижную работу ради того, чтобы жить натуральным хозяйством. Супруги обосновались на заброшенном хуторе за селом Красивка и повели тот образ жизни, о котором мечтали, — воспитывать детей на природе, держать скотину, выпекать хлеб, производить сыры. Прошёл год, и мы решили выяснить, насколько прижилась семья в инжавинской глубинке, что нового появилось в их жизни.

Усадьба Токаревых, выстроенная на высоком холме, видна издалека — рубленый по традициям русского зодчества двухуровневый дом, Поклонный крест, хозяйственные постройки. Три года назад местные жители встретили новосёлов с недоверием: не понимали, как можно променять городской асфальт на чернозём, вводили в сомнение и окладистая борода Андрея, и религиозность супругов. А когда на усадьбе появился крест, решили, что они собираются открыть молельный дом. Разговоры, со временем приутихшие, с новой силой вспыхнули в феврале этого года, когда у Токаревых родился третий ребёнок.

Дауншифтеры Токаревы

Домашние роды

«Поздравьте нас, у нас в семье прибавление — мальчик Лука, — такими словами встретила нас счастливая Алла. — Правда, на меня похож?»

Старший Кирилл родился в Москве, в Инжавино Алла приехала беременной Софией, которая родилась в Уваровском роддоме. А в диковинку местным жителям было то, что третьего ребёнка мама рожала дома, да ещё, говорят, муж не только присутствовал при этом, но и помогал в родах.

Дауншифтеры Токаревы

«Мы обратились к трём главврачам роддомов Тамбова, и все наотрез отказали нам в партнёрских родах, — продолжает Алла. — А мы всех детей рожали вместе с Андреем. Это мне поддержка, и Андрей спокоен, когда рядом со мной. Была договорённость с больницей Кирсанова, но в последний момент сорвалось. Помогала нам акушерка из Тамбова, она специализируется именно на домашних родах. Лука появился на свет вот в этом самом доме 3 февраля. Конечно же, я наблюдалась у врачей. Если бы был риск, патология какая-то, мы бы не решились на домашние роды, но беременность протекала хорошо. Андрей принял сына».

Дауншифтеры Токаревы

«Мы с женой христиане, сколько Бог даст нам детей, столько и будем рожать, — говорит Андрей. — С рождением Луки не только хлопот прибавилось, но и любви, счастья. Первые три месяца мы только малышом занимались. Алла отдыхала, восстанавливала силы».

Дауншифтеры Токаревы

Утро на хуторе

Первым в доме поднимается Андрей — в пять утра. День начинается с утренней молитвы. Потом дойка — в хозяйстве две коровы и семь дойных коз. Токарев считает, что изначально в мире было неправильно заложено, что хозяйством занимается женщина, — это и физически сложно. На Алле дети и дом. Задаёт скотине корм, с весны завели вьетнамских поросят, чёрных и шустрых, утят. Управившись во дворе, Андрей готовит молоко к сыроварению: смешивает утреннюю продукцию с вечерней, добавляет сырный фермент. На всё уходит порядка двух часов.

Дауншифтеры Токаревы

К девяти Алла накрывает завтрак. На столе ароматный мягкий хлеб из цельнозерновой муки и золотистое сливочное масло, сбитое из сливок вручную, как делали наши прабабушки, сыр чечил в виде заплетённой косички и круглая качотта, мёд, душистый чай из иван-чая, кувшин с парным молоком. Трёхлетняя София прямо-таки влюбилась в козье молоко, по две кружки выпивает. А вот пятилетний Кирилл не завтракает.

«Вспомню, как в меня в детстве суп через силу вливали, и не заставляю Кирилла, здоровый организм сам сообразит, что ему лучше», — считает глава семьи.

Дауншифтеры Токаревы

После завтрака в будние дни Токаревы занимаются приготовлением сыра. По субботам отвозят продукцию в Тамбов. В воскресенье на хуторе выходной.

Дауншифтеры Токаревы

После обеда жена занимается с детьми, а муж управляется по хозяйству. Поставил вокруг усадьбы новый забор. Недавно сенокос закончил, во дворе вырос скирд душистого сена. Много времени отнимает новый дом, вселиться в который планируют осенью. Потом всей семьёй отправляются собирать иван-чай или везут детей на речку. В шесть начинается вечерняя дойка. Если молока достаточно, вечером опять сыр делают. После ужина выходят на прогулку. Засыпает семья в десять, в половине одиннадцатого.

Дауншифтеры Токаревы

«Устаёшь, конечно, за день, бывает, утром проснёшься и чувствуешь, что силы ещё не восстановились, — рассказывает Андрей. — Но это не та усталость, от которой остаётся пустота в душе, как было в московской жизни. После дня в офисе за компьютером такое духовное утомление наступало, что ничто не радовало. Здесь всё иначе, и дела самые разнообразные — летом одни, осенью другие, зимой, когда работы меньше, доделываю то, до чего летом руки не дошли. С детьми больше занимаюсь, книги им читаю. А ещё в городе, где вокруг одни стены и асфальт, не замечаешь смен времён года. Вы бы посмотрели, что у нас творится весной, когда природа просыпается, — в половодье вода поднимается до хозяйственных построек, мы как на острове оказываемся, в магазин, к родителям — только на лодке. А потом птицы прилетают — утки, цапли, лебеди».

Сыр, хлеб и шоколад

В неделю Токаревы перерабатывают 250 литров молока, из этого количества выходит 25 килограммов сыра. Сыры приготовляют из цельного молока, его не пастеризуют, не сепарируют и сливки с него не снимают. Производят порядка десяти видов сыров, в их числе белпер кнолле, качотта, качиповалла, камамбер, шевр, моцарелла, норвежский сыр брюност. Щепетильно относятся к качеству; если вкус не нравится, не продают продукцию.

Дауншифтеры Токаревы

Не так давно Алла освоила новый сыр чечил — это брат сулугуни, качиповаллы, но имеет свой индивидуальный нежный вкус. Выглядит он как косички, сплетённые из сырной упругой массы. Перевязанный в пучок, сыр сохраняет все питательные соки и естественные свойства качественного молочного сырья.

Дауншифтеры Токаревы

«Со временем мы сократим ассортимент и создадим свой авторский сыр, который больше подойдёт под наше молоко, — говорит Алла. — Конечно, он будет на основе какого-то известного рецепта, потому что в этой области трудно придумать что-то новое».

Дауншифтеры Токаревы

Главная задача, которую Токаревы изначально ставили перед собой, — обеспечить семью собственными натуральными продуктами, практически решена. Молоко и продукты из него, а также мясо, хлеб собственного производства. Научились делать овсяные хлопья и шоколад. Листы иван-чая собирают во время цветения, ферментируют их и сушат. Завели небольшую пасеку. Пока пользуются овощами с родительского участка, а на будущий год посадят свой огород.

Дауншифтеры Токаревы

«Магазинные продукты относятся у нас к разряду «запрещёнки», — говорит Алла. — Но мы не фанатики, чтобы полностью отказаться от них, помимо сахара, соли, покупаем иногда сосиски, другое что-то, но, правда, с большой осторожностью».

Своя колея

«Это не бизнес — это наш образ жизни, — убеждён Андрей Токарев. — Мы не позволяем хозяйственным заботам заслонить главное, ради чего приехали в деревню, — воспитание детей. Именно поэтому не наращиваем объём продукции, не увеличиваем количество покупателей. Если будет много работы, на детей меньше времени останется».

Родители стараются разглядеть природные наклонности детей и помочь в их развитии. В пять лет Кирилл умеет читать и писать, считает лучше, чем читает. Пока планируют домашнее воспитание с приглашением учителей. «Мы христиане и не намерены вбивать ребёнку в голову, что люди произошли от обезьяны, как это делают в школе», — убеждён отец.

Дауншифтеры Токаревы

Каждый летний день у детей — мяч, велосипед, речка, родители привозят их на детскую площадку. Хотя семья живёт на особицу, Кирилл растёт общительным, ему достаточно нескольких минут, чтобы сойтись со сверстниками. Ни в учёбе, ни в работе родители не давят на детей, считают, что всё придёт само собой. Пусть берут пример с папы и мамы. Дети сами рвутся накормить уток — воды налить или зерно принести. Кирилл попросил научить его доить, и с козами у него уже получается.

Дауншифтеры Токаревы

«Наш путь не каждому подойдёт, ищите свою дорогу, то, что лучше для вашей семьи, — добавляет Андрей Токарев. — Всё зависит, считаю, от семейных отношений. У нас с Аллой изначально доверительные отношения, мы думаем и дышим одинаково».

Катарсис

«Когда поженились, мы были самыми обычными москвичами, озабоченными поисками престижной денежной работы, — вспоминает Алла Токарева. — Думали о том, как обзавестись хорошей машиной, куда на отдых съездить, как золотишко прикупить, бриллиантики».

А потом грянуло несчастье: умер первый ребёнок. И хотя вины родителей в этом не было, беда подтолкнула к духовному переосмыслению жизни. Почему это произошло именно с ними? Зачем они вообще пришли в этот мир? Это и стало толчком к перемене образа жизни. Андрей отказался от единственной вредной привычки — сигарет. Семья обратилась к религии.

Дауншифтеры Токаревы

«И всё по-другому стало — лучше, — говорит Алла. — Родился Кирилл. Мы всерьёз заговорили о переезде в деревню».

«Здесь мы стали богаче духовно, — считает Андрей. — В городе вольно или невольно загружаешь себя информацией, которая тебе не нужна. Здесь и времени на это нет, и ориентиры поменялись. Хутор, если хотите, позволил ограничить себя от информационного мусора. От телевизора давно отказались. Здесь я стал менее требователен к материальным вещам, всё внимание — духовным ценностям, семье, детям».

Дауншифтеры Токаревы

Компьютером большей частью пользуется Алла, которая по-прежнему сотрудничает с консалтинговой фирмой, где прежде работала. Она же ведёт страничку «ВКонтакте». Андрей использует Интернет для решения деловых вопросов. Компьютер доступен и детям, но ограниченно, родители решают, что им может быть полезно.

«Нам не скучно вдвоём, — говорит Алла. — У нас с мужем разные интересы, мы изучаем информацию каждый в своих областях, а потом делимся. Андрей рассказывает мне о строительстве, животноводстве, я ему — о беременности, воспитании, постоянно обмениваемся информацией. А что, мне и стройка интересна, хочу быть в курсе».

Дауншифтеры Токаревы

Не мешайте

Для строительства сырного хранилища Токаревы собирались взять грант, не получилось. Им не отказали, но условия, предложенные районной администрацией, не устроили хуторян: две трети гранта следовало направить на покупку скотины и треть — на строительство фермы. Объяснили, что скотина и сараи у них уже есть, нужен погреб. Но на сырное хранилище, оказывается, средства не предусмотрены. Токаревы считают, что к каждому хозяйству необходимо подходить с учётом его индивидуальных особенностей.

«Если честно, мы не в обиде, потому что самое главное, что могут сделать люди и власть для нас, — это не мешать нам», — убеждён Андрей.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*