Дом для детей солнца и не только

В области есть единственное реабилитационное отделение, где на полный день принимают не только несовершеннолетних детей-инвалидов, но и инвалидов до 23 лет

… В тихом тамбовском дворике, недалеко от центральной и шумной улицы, «спряталось» небольшое двухэтажное здание. Сюда на целый день приходят заниматься, учиться чему-то новому в своей жизни, развиваться не совсем обычные мальчики и девочки, юноши и девушки.

Не секрет, что необычных детей мы, прохожие, стараемся не замечать. Отводим в сторону глаза, когда, например, в автобусе начинает истошно завывать неадекватно ведущий себя подросток, а его мама неловко пытается успокоить, или видим на прогулке также нездорового поведения ребёнка, и мы понимаем, что у него есть некий диагноз. Или видим улыбающихся детишек-даунят, умиляемся, и в то же время в глубине души сочувствуем родителям.

Но такие дети есть, как бы мы ни старались отвести от них взгляд. И, как сказала одна из родительниц такого необычного ребёнка, они такие же дети, у них такие же эмоции, они так же любят своих родителей, в большинстве всё-таки случаев испытывают потребность в общении, в самовыражении в той или иной степени, потребность в ласке и любви, и они очень чутко чувствуют отношение к ним, чувствуют — любят ли их.

По-домашнему

Помочь таким необычным и сложным детям понять самих себя, развиться, научиться элементарным в жизни вещам — навыкам самообслуживания, что-то делать своими руками, а главное — дисциплине — помогают специалисты отделения реабилитации, входящего в структуру Тамбовского областного государственного бюджетного учреждения социального обслуживания населения «Забота». Полностью оно называется так — отделение реабилитации несовершеннолетних с ограниченными физическими возможностями и социального сопровождения семей, имеющих детей-инвалидов и молодых инвалидов до 23 лет.

Внутри здания — по-домашнему уютно. В комнате для занятий за столом-стулом сидит малыш, выглядит годика на два, но ему четыре. Это Володя, «солнечный» ребёнок. Он улыбается своим учителям — логопеду Светлане Затирко и психологу Ирине Варежниковой:

«Он у нас очень усидчивый, любит заниматься, — говорят с любовью о своём ученике специалисты, — ходит к нам около года. Пока не разговаривает. Но прогресс есть — раньше ничего не умел держать в руках, а сейчас пазлы может сложить, умеет подобрать их по форме. В данный момент мы проводим занятие на развитие мелкой моторики рук. Рисуем методом «рука-в руке». С нашей помощью ребёнок обводит фломастером пальчики на своей ручке, приложенной к бумаге, а потом на пальчиках вырастут цветочки — нарисуем их тоже вместе».

Затем сюда пришёл на индивидуальное занятие ещё один четырёхлетний «солнечный» малыш. С ним занимается методист по труду Марина Хикматова, говорит, что мальчик с потенциалом для развития, делает успехи. Раньше и посидеть за столом спокойно не мог, теперь с удовольствием сидит, с интересом рассматривает книжки, собирает и разбирает пазлы. Очень любит общаться. Его мама, Мария рассказала, что занятиями довольна, а мечтает о том, чтобы сын заговорил, научился выражать через слова свои желания и эмоции. «Так ему будет легче в жизни», — добавляет она. — Сейчас сын пока говорит отдельные слова — «мама», «папа», «баба»». Мария планирует отдать сынишку осенью в специализированный детский садик и развивать мальчика дальше…

Методист по труду Марина Хикматова и её воспитанник

В других комнатах, которые называются группами, — воспитатели проводят коллективные занятия с теми, кто приходит каждый день. Таких групп — четыре.

Социализация в обществе

«Отделение работает в двух режимах. Есть дети, которые получают консультацию специалистов, приходя на занятия один раз в неделю. Другие дети посещают отделение пять раз в неделю, кроме выходных, и находятся у нас полный рабочий день. А мы работаем с семи утра до шести часов вечера. Мы по индивидуальной программе предоставляем комплекс социально-педагогических, социально-психологических и социально-медицинских услуг. У нас есть логопеды, психологи, специалист по адаптивной физической культуре. Основная деятельность направлена на социализацию, чтобы наши воспитанники адаптировались к окружающей среде, к примеру, мы учим их, как надо вести себя на улице, в магазине, общественном транспорте. Так есть дети, которые, допустим, начинают кричать в автобусе или закрывают ушки, мы от этого отучаем… Немаловажно научить навыкам самообслуживания. Дети у нас питаются четыре раза в день, предусмотрен сончас. Все услуги детям до 18 лет предоставляются бесплатно, в том числе и питание. А при достижении совершеннолетия мы смотрим на доход семьи. Есть малообеспеченные и неработающие родители, которые по-прежнему не оплачивают пребывание в отделении своих совершеннолетних детей. Сейчас у нас насчитывается тридцать воспитанников, пятеро — это взрослые, от 18 до 23 лет», — говорит заведующая отделением реабилитации Валентина Логинова.

Пока не было пандемии в гости к необычным детям приходили студенты вузов, колледжей и старшеклассники. Они проводили различные спортивные состязания, мастер-классы. Детям нравилось. Такое общение было полезно всем: обычные школьники и студенты понимали, что дети с диагнозом вовсе не ужасные, а необычные мальчишки и девчонки учились общаться не только с родными людьми. Пока не было карантина воспитанники отделения учились правилам поведения в обществе на практике: под присмотром воспитателей ходили в магазин с деньгами и покупали продукты, расплачивались на кассе.

Огромную работу проводят воспитатели. С обычными детьми непросто, а тут есть воспитанники, которых не только научили говорить, но и заучивать и рассказывать стихи! А дети здесь все с очень тяжёлыми диагнозами, с букетами болезней — с умственной отсталостью, детским церебральным параличом, есть аутисты и дети с синдромом Дауна.

Работы воспитанников отделения реабилитации

Улыбчивые и дружелюбные

Люди с синдромом Дауна — особенные по-своему и отличаются от других. Они общительны, улыбчивы, дружелюбны и очень дружны между собой, с ними, говорят специалисты, легче общаться. Целый блок работы отведён в отделении с такими людьми, которых ещё называют «солнечными». В популярной социальной сети специалисты отделения ведут группу «Лучик добра», где размещается полезная информация для родителей детей с синдромом Дауна. В отделении занимаются четыре ребёнка с таким диагнозом, а на целый день приходят четверо взрослых, совершеннолетних.

Вадиму, как он сам отвечает на вопрос: «Сколько тебе лет?», — один и девять. Так юноша воспринимает цифру 19… Особенные люди — с особым восприятием мира. Вадимина мама, Ольга, в его возрасте даже и представить себе не могла, какое испытание её ожидает.

В 21 год вышла замуж за ровесника, дождавшись жениха из армии. Через год родился Вадим. Лишь на позднем сроке беременности врачи сказали – ждите двойню. Но никакой двойни не оказалось, родился один ребёнок с пороком сердца. А на второй день после родов Ольге сказали, что у малыша есть ещё синдром Дауна. Услышать такое было, мягко сказать, тяжело. Выписка из роддома превратилась в трагедию – зарёванная молодая мама и растерянный папа. Мысли отказаться от ребёнка даже не возникла. Наоборот, Ольга с мужем решили, что не дадут просто так умереть сыну. Мальчик в восемь месяцев, а потом в полтора года пережил две операции на сердце. Они прошли успешно. Мальчик выжил и начал развиваться, конечно, с учётом своей болезни.

Кофе наведёт и бутерброд сделает!

«Когда Вадим родился, мне было страшно – как жить дальше. Если честно, то думала, что будет хуже. Впрочем, вырастить любого ребёнка – это огромный труд. Не могу сказать, что испытывала какие-то особенные трудности с Вадимом. Со стороны врачей всегда была помощь. Лет до 16, пока не начался переходный возраст, проблем с сыном не было никаких. Этот период специалисты реабилитационного отделения помогли правильно пережить. Полноценно Вадим читать-писать так и не научился, простые слова может прочитать, может посчитать до 50. Знания у него где-то на уровне начальной школы. Но нам, родным, это не мешает. Он всё понимает, что у него спрашивают, отвечает на вопросы, рассказывает о том, что происходит вокруг. В специальную школу я его не стала отдавать. Чтобы пойти на работу, где-то лет с трёх отдала сына в реабилитационный центр, который тогда назывался «Мишуткой». Он в Тамбове располагался. Там к детям приходили учителя из школы. Этого было достаточным для его образования. Знаете, не считаю себя в чём-то обделённой женщиной. Когда сын был поменьше, мы везде с ним ходили — и в театр на представления, и на море ездили вместе с родственниками и их детьми… Сын — ласковый, заботливый, всегда чувствует моё настроение. Если я грустная, спрашивает – почему. По дому помогает, может полы помыть, посуду за собой убрать, постель заправить. Кофе мне наведёт и бутерброд сделает! Чем может — он всегда поможет. Любит собирать пазлы и рассматривать книжки с картинками, особенно с дикими животных. Фильмы про животных любит. А самое главное его увлечение – современная музыка, рэп. Он знает рэп-исполнителей, у него есть кумиры. Подражает им, поёт. Ориентируется в современной технике – разбирается в телефоне и если ему надо что-то найти в интернете, он легко находит. Но самостоятельно сходить в магазин он не сможет, во двор гулять один он тоже не выходит. Да я его и сама не отпускаю: как-то вышел во двор, там были старшие ребята, начали подсмеиваться над ним… Со сверстниками общается в нашем реабилитационном отделении», — рассказывает Ольга.

Куда привести взрослого ребёнка?

Трудности, считает Ольга, начнутся, когда Вадиму исполнится 23 года и придётся покинуть реабилитационное отделение. Выхода два. Один — для Ольги и многих других родителей вовсе не приемлемый: отдать своего родного ребёнка в специальный дом-интернат, но при этом от него надо отказаться и практически не видеться. Второй — отказаться от работы, уволиться и сесть дома, так как одного сына оставлять надолго небезопасно. В этом случае придётся жить весьма скромно, так как с мужем Ольга развелась, и семейный бюджет из-за её вынужденного увольнения сильно пострадает.

Но дело даже не в этом. А в том, что повзрослевшие инвалиды уходят в никуда. Так говорят родители, чьи дети уже покинули реабилитационное отделение.

Что они делают дома? Ничего. Сидят в четырёх стенах и постепенно теряют свою социализацию. А им необходимо общаться друг с другом, со специалистами, чтобы продолжать развиваться или хотя бы не терять достигнутого уровня.

Родители взрослых инвалидов мечтают, чтобы в нашей области открылся специальный реабилитационный центр, куда можно было бы на целый день или хотя бы на несколько часов привести своего взрослого ребёнка-инвалида. Далеко не каждый родитель, даже самый любящий, располагает нужными знаниями, чтобы самостоятельно заниматься с ребёнком-инвалидом. Многие родители согласны на платной основе водить в такой центр своих детей.

Читайте также: В своём мире, или как помочь особенным детям

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*